?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: путешествия

Фрагментарное 106.
N2
olnud
Судно нашего института налетело на скалы в морском заповеднике и затонуло. Все живы, но была угроза разлива топлива. На днях судно подняли – пробоина впечатляющая.



***
Экспедиция на НИС «Академик Опарин» прервалась из-за поломки. Судно вернулось во Владивосток, где поломку устранили. На днях экспедиция продолжилась. Для меня это непредвиденное возвращение было весьма удачным, так как мне передали очень интересный материал для ДНК анализа, который иначе бы попал бы ко мне в конце августа. Из самого интересного вот эти морские блюдечки:



Относятся они к эндемичному для северной Пацифики роду Rhodopetala, который в 1980-х был выделен в особое подсемейство. Это второй род живородящих морских блюдечек. Поскольку подсемейство в дальнейшем не было обосновано ДНК-анализом, то о нем просто «забыли». И теперь появился шанс выяснить, насколько правомерно выделение отдельного подсемейства.
***
«Возрастные» участники рассказывали о том, как молодые участники экспедиции на «Опарине» звонили на материк (с сотовой связью там проблемы). Телефон на судне старый, с вращающимся кольцом-циферблатом. Молодежь не знала, как им пользоваться: некоторые засовывали пальцы в отверстия и жали на несуществующие кнопки. То, что нужно вращать, они могли еще понять, но то, что вращать нужно до «железки» и возвращать обратно, воспроизвести могли не все и не сразу.
***
Нашел у себя вот это «старье»:



В начале 90-х такие «штуки» привозили из Японии и Европы: накладывали пленку нужной буквой на рисунок, терли и буква «впечатывалась» в бумагу. Поясняю: раньше мы рисовали рисунки для статей, дипломных и диссертационных работ тушью на чертежной бумаге, а подписи к рисункам приклеивали, вырезая печатные буквы на обычной бумаге. Края таких вклеек иногда «бликовали» при ксерокопировании и это было видно даже в некоторых статьях. А у таких пленочных вклеек подобной проблемы не было. Но нужно было иметь набор пленок с разными шрифтами.
***
Из «Известий РАН» прислали корректуру: pdf-файл представлял собой отсканированные печатные листы, на которых были правки корректора, сделанные карандашом. Причем выяснилось, что наши предыдущие правки, которые мы внесли после рецензии, куда-то пропали. Все выправили, отослали – теперь ждать еще минимум 6 месяцев.

Фрагментарное 105.
N2
olnud
Коллега прислал фотографию леспедеции Максимовича: привез из Кореи и выращивает у себя на даче. Цветет (в июне) и плодоносит.



Но странное дело: естественный ареал доходит до границы РФ и дальше никак. Есть такие биогеографические «странности»: что-то доходит до нас «вопреки», а что-то не проникает «несмотря на».
***
Сфотографировал туалет нашей поликлиники: год назад шурупов не было, приходилось лезть в бачок рукой. Пожаловались – улучшили…



***
В понедельник ждем известий о новом врио нашего института. Вроде как Москва должна назначить своим приказом, но последний где-то застрял. Если случится, то нас ждут масштабные изменения.
***
Во вторник отходит экспедиция на Императорский хребет: глубоководные съемки, взятие проб. А осенью еще одна экспедиция – в Антарктику. Деньги на нужные экспедиции вдруг посыпались сверху, но непонятно, что с этим делать. Местные специалисты завалены материалом других глубоководных экспедиций, а приглашенных очень немного и у них также полно своих дел. КПД таких экспедиций пока очень скромный – видимо, материал берут для будущих поколений, «когда моря высохнут…..». Я в этой ситуации просто секвенирую материл и отправляю в GenBank – описывать новые виды в таком количестве нереально.
***
Вынужден был отказать от оппонирования докторской, чем очень огорчил диссертанта. Найти трех оппонентов – крайне трудно, а диссертация «проблемная»: из 26 статей половина не по теме диссертации, нет статистического анализа материала (специальность «экология»), нет очевидной (для докторской) новизны. А диссертант явно спешит.
***
Вот и мне задали вопрос: «Как вы жили в 80-х и начале 90-х, без интернета и гаджетов?!». Я ответил: «Слово «депрессия» я впервые услышал в 1996 г. Через год у меня появился компьютер».

SokhoBio: некоторые результаты
N2
olnud
Не знаю, найду ли я время написать об этом в «Троицком варианте», но здесь точно напишу несколько постов об итогах международной глубоководной экспедиции SokhoBio в Охотском море в 2015 году. Цель этой экспедиции – исследование Курильской котловины, единственной в Охотском море, имеющей глубины 3 и более км. О самой экспедиции я писал в ЖЖ и не один раз:
https://olnud.livejournal.com/229833.html
https://olnud.livejournal.com/232612.html
https://olnud.livejournal.com/231565.html
https://olnud.livejournal.com/234272.html
https://olnud.livejournal.com/233728.html
https://olnud.livejournal.com/233588.html
https://olnud.livejournal.com/233428.html
https://olnud.livejournal.com/232808.html
https://olnud.livejournal.com/230059.html
https://olnud.livejournal.com/230404.html
Теперь есть повод вспомнить саму экспедицию, так как в 2018 г. ее результаты были опубликованы в специальном номере журнала “Dee-Sea Research II”. Замечательно то, что из 29 статей номера 23 написаны либо российскими авторами (таких статей большинство), либо в соавторстве с ними. И большинство наших авторов из Владивостока.



О глубоководной фауне Охотского моря известно не так много, но еще меньше сведений о том, что живет в наиболее глубоководной части моря – Курильской котловине. За все время исследования этого района была сделано всего лишь несколько станций. Первый сделало американское судно «Альбатрос» в 1906 г. (гл. 3375 м), вторую – наше «Гагара» в 1932 г. (гл. 3350 м), и еще 7 проб было взято «Витязем» в середине прошлого века. Полученные данные указывали на то, что Курильскую котловину населяет хотя и небогатая в видовом плане, но все же своеобразная фауна, в том числе типичные абиссальные виды. Однако общее число идентифицированных видов не превышало 50 – по такому числу невозможно было сделать какие-либо выводы о степени эндемизма этой фауны и ее связях с абиссальной фауной, примыкающей части Тихого океана. Опубликованные в “Dee-Sea Research II” материале демонстрируют и высокое видовое разнообразие фауны, и ее связь с тихоокеанской абиссальной фауной, и наличие условных эндемиков (условных потому, что утверждать наверняка мы пока не можем).

Одна из статей, соавтором которой являюсь я, посвящена заднежаберным моллюскам семейства Ringiculidae, а точнее – его глубоководным представителям в северо-западной Пацифике: Chaban E.M et al. «Deep-sea gastropods of the family Ringiculidae (Gastropoda, Heterobranchia) from the Sea of Okhotsk, Kuril–Kamchatka Trench, and adjacent waters with the description of three new species». Эти моллюски интересны тем, что являются сестринской группой по отношению к группе Nudipleura, включающей голожаберных моллюсков. Для клады Nudipleura + Ringiculidae d 2016 г. предложили название Ringipleura. И вот тут весьма интересная деталь: если Nudipleura – два отряда, то для рингикулид иностранные авторы упорно не использовали названия ранга отряда, которое еще в 1979 г. предложили наши зоологи Миничев и Старобогатов. В настоящей статье эта «неприязнь» была преодолена и отряд Ringiculida был приведен в списке таксонов как валидный. Что касается глубоководных рингикулид, то выглядят они так:



Их систематика строится почти исключительно на признаках раковины. Именно в этом авторы статьи видят причину того, что многие «виды» рингикулид имеют чрезвычайно широкое вертикальное распределение - от верхней сублиторали до нижней батиали и даже абиссали. По всей видимости, эти эврибатные «виды» на самом деле представляют собой виды-двойники, и в статье описываются три таких новых для науки вида. В работе сделаны два главных вывода: 1) северо-западная Пацифика имеет самую разнообразную фауну глубоководных рингикулид; 2) глубоководные рингикулиды, обитающие в Курило-Камчатском желобе и около него, не проникают в Охотское море – Курильская гряда служит для них непреодолимым барьером. Последнее совсем не характерно для других групп моллюском (например, двустворчатых), среди которых немало глубоководных видов, обитающих по обе стороны Курильской гряды. Да, рингикулиды не найдены в Курильской котловине, хотя и были собраны в ходе экспедиции на станциях за пределами Охотского моря - статьи могут строиться и на "отрицательном" результате.

Из того, что осталось "за кадром": еще до написания статьи стало ясно, что рингикулиды на самом деле два разных семейства, и был соблазн описать одно из них, но японские соавторы уверили нас, что у них с немцами практически уже готова работа по этому новому семейству Ringiculoididae. Мы поверили. Прошло больше года, как наша статья вышла on-line, а никакого описания нового семейства нет и, видимо, не будет в ближайшее время.

SokhoBio: за кулисами
N2
olnud
Не всё было так безмятежно, как может показаться. Славные страницы истории нашего научного флота остались в прошлом и сейчас на его часах минутная стрелка неумолимо движется к полночи, когда… Может быть неистребимая ржавчина наших судов – это всего лишь тонкая корочка будущей тыквы? Если так, то мы успели! Были ли сомнения? Начну с того, что судно вышло в понедельник – табуированный день для нашего флота. Далее было еще хуже: женщин повели на экскурсию в машинное отделение, в котором, как известно, царит абсолютный антифеминизм, ибо если женщины-капитаны есть, то женщин-стармехов не было, нет и не будет! Нарушив два столь глобальных запрета, мы вскоре начали расплачиваться по счетам. Первая неприятность – не работал MUC, о чем я уже писал. Box-corer тоже срабатывал далеко не всегда – четверть всех попытко была неудачной. У большой планктонной сетки дважды отрывался стакан. Кинули сетку Джеди, начали подымать и тут что-то случилось с подрулькой, судно дало полный ход – сетку порвало. Починили обе сетки – снова опустили большую на 3 км, но счетчик глубины на лебедке показал неверные данные – в итоге опустили на самое дно, черпанули ила, и сетку при поднятии порвало капитально. Думал «навсегда», но нашлись на судне умелые женские руки, которые сделали невозможное. Подрулька вообще «выжила» вопреки ожиданиям. В середине экспедиции, когда в море уже опустили трал, вдруг сломалась главная лебедка. Ночь, дождь, под водой 3 км троса с тралом – судно в дрейфе, т.к. двигатель заводить нельзя (трос может намотаться на винт), по прогнозам на нас идет циклон… Думали всё – придется рубить трос и идти домой, но… нашли поломанный подшипник, заменили и … ура! Редкий день обходился без каких-то поломок или происшествий. Апофеозом всего стала порча километра кабель-троса… - а это огромные убытки… Я не говорю о таких мелочах, как неадаптированные для работы с формалином помещения, отсутствие интернета, постоянная вибрация, которая затрудняла работу с оптикой и т.д. И это при еще свежих воспоминаниях о работе на немецкой «Sonna» в 2012 г. – плавучей гостиницей, где все работало как часы и не было ощущения, что ты на судне. Казалось бы сравнение не в пользу, но… Когда все работы завершились, я смог убедиться, что собрал для себя в 3-4 раза больше материала, чем в 2012 г. А материал просто уникальный – новые виды, роды и, по-видимому, даже семейства. В чем же секрет такого успеха? Явно не в том, что Курило-Камчатский желоб был беднее, а Охотское море – богаче. На мой взгляд, причины минимум три. Первая – отличный коллектив, просто суперский. О каждом (ну почти о каждом) в отдельности я бы мог написать много теплых слов, однако здесь это неуместно – ограничусь группой фотографией.



Иностранцы (немцы, испанка, англичанка и японец) работали замечательно, без малейших жалоб на непривычный быт, несвежие общественные туалеты и усталость (работы были круглосуточными – одно орудие лова подымали и тут же опускали другое). Конечно, был «классический» перекос в научном составе: с нашей стороны только двое сотрудников были без степени, у иностранцев, наоборот, только двое были с PhD. Ничего не поделаешь, европейские маститые ученые не любят ходить на наших судах, предпочитая посылать аспирантов и студентов. Но, честно говоря, это было даже к лучшему, т.к. практически не было конфликтов интересов. И, вероятно, поэтому не было никаких выпадов политического или антисексистского толка (золотое правило экспедиции: никаких разговоров о политике, деньгах и религии).
Второе – судно, орудия лова и финансирование экспедиции было нашим. Никто не компостировал нам мозги длинными речами о том, что в мире кризис, мы должны отрабатывать деньги налогоплательщиков и т.д. Сначала робко, а потом и более убедительно я начал заявлять, что хотел бы заполучить материал по таким-то и таким-то группам. В немецком рейсе я не мог даже заикнуться, что хотел бы обработать материал по гастроподам, а здесь – не просто заикнулся, но и отвоевал заднежаберных у коллег из Мюнхена.
Третье – вы удивитесь, но это наша русская безалаберность неопределенность. У немцев - сплошной Ordnung, жесткий протокол, которого нужно неукоснительно придерживаться. Иногда он просто вредит делу. У нас: а давайте кинем еще один бокскорер? А давайте не будем сразу фиксировать всё в формалине? Посмотрим, отберем животных и потом решим, что в чем фиксировать. Нам разрешалось то, о чем я не мог помыслить в немецком рейсе – как итог, я нашел много своих червяков, которых важно фиксировать определенным образом (кусочек на ДНК, кусочек на морфологию). Я не говорю о том, что мог брать и просматривать любых живых животных из трала на предмет интересующих меня симбионтов – в немецкой экспедиции я должен был отчитываться о всем, что взял, и что вернул. Но следующий глубоководный рейс по этой программе будет на немецком судне и там, конечно, не развернешься. Зато будут одноместные номера-каюты с индивидуальным санузлом, где можно очень даже развернуться!