Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

N2

Покорить "шведский Эверест"

В Zoologica Scripta наконец вышла наша статья “A molecular phylogeny of Tetrastemma and its allies (Nemertea, Monostilifera)” – вот с таким деревом:


Чтобы понять объем отсеквенированного материала, скажу, что до этой статьи в GenBank были всего два вида Tetrastemma (можно перевести как "четырехглазки"), для которых были получены 4-5 генным маркеров. Мы отсеквенировали несколько десятков видов. Для нас неожиданным стало то, что подавляющее большинство видов этого рода попали в одну кладу, хотя никаких надежных и даже ненадежных синапоморфий для тетрастемм выделить нельзя, и можно было ожидать полифилию рода. Полифилия была (несколько видов не попали в кладу Tetrastemma), но очень скромная. Вторая неожиданность – виды сгруппировались в клады по тому, в каком океане они обитают. Например, в Тихом океане обитает вид, который до 1998 г. определяли как Tetrastemma coronatum (последний распространён у берегов Европы). В 1998 г. особи из Тихого океана были описаны мной как Tetrastemma pseudocoronatum. И вот теперь оказалось, что Tetrastemma coronatum и T. pseudocoronatum принадлежать к разным кладам, «привязанным» к Атлантике и Пацифике соответственно.
Однако не об этом я хотел рассказать. Zoologica Scripta имеет репутацию очень крутого международно-шведского зоологического журнала, в который просто так не сунешься. Опубликовать там статью по немертинам еще сложнее, так как главный редактор журнала - известный специалист по немертинам, которые ревностно следит за растущей публикационной активностью других авторов. Первую попытку направить туда статью я сделал в 2016 г. Тогда мы получили рецензии с замечаниями (а редактор еще потребовал вынести описание всех новых таксонов в Suppl. Matherials), но без reject, и внесли всё, что просили рецензенты и редактор. На втором туре один из рецензентов написал, что авторы все учли, но… статья не уровня Zoologica Scripta. Филогенетическое дерево на основе 5 генов, конфокальные картинки и… «не доросли еще». Мы опубликовали статью в другом журнале, но у меня остался «зуб» на ZS и я решил, что попробую покорить этот журнал в будущем. С новой рукописью всё прошло лучше, однако рецензии были не всегда приятными. На первом круге один рецензент заявил, что мы не должны делать каких-либо номенклатурных изменений (у нас были новые комбинации и новый род), поскольку это противоречит принципу стабильности зоологической номенклатуры. Полный абсурд, но мы все же отказались от нескольких новых комбинаций. Были и другие странные замечания, которые мы как-то смогли обойти.
При повторном рецензировании мы получили вот такое замечание:
Although the manuscript has been edited by a native speaker (one of the co-authors), I still would like to comment on the usage of tenses, especially throughout the results section: I have learned that, since results are “timeless”, their presentation is formulated in present tense, not, as has been done in the manuscript, in past tense.
Давняя проблема, в каком времени описывать результаты – в прошедшем («анализ показал…», «род оказался в кладе…» - «анализ показывает», «род оказывается в кладе…»). Мой американский коллега, который тщательно вычитывал текст, только развел руками: «I have always been ambivalent about whether results and discussion should be in past or present…». И все же он очень корректно перевел результаты в «настоящее». Статья вышла, я поставил флажок на взятый шведский Эверест и решил, что больше туда соваться не буду – слишком много сил уходит на восхождение.
N2

Приморье, июль, жара



Месяц был в экспедиции по Японскому моря (о которой я напишу позже), две недели назад вернулся. Главная тема: небывалая по продолжительности жара в Приморье. На моей памяти были и более жаркие дни во Владивостоке, но чтобы так долго было жарко – уже не помню. Повезло, что жара наступила тогда, когда мы вернулись из рейса – на корабле это был бы сущий ад. Прочитал у одного замечательного ботаника, как он попал в жаркий Питер, сравнивая его с Ханоем. Был в я Питере, когда там столбик термометра в июле поднялся до +34, и все равно влажность там ниже, чем во Владивостоке в июле, поэтому жара переносится легче. На биостанции в прошлую пятницу померили температуру воды: на глубине 2 метров она была 27 градусов, а на поверхности - 28. Народ так долго скучал по Таиланду, что Таиланд пришел во Владивосток. Как сказала моя коллега: «Я стараюсь стоять или лежать в воде, потому что когда плыву, то потею». Раки отшельники и морские звезды ушли на глубину. Остается только гадать, какие тропические рыбы заплывут в этом году в залив Петра Великого. Синоптики обещают в начале следующей неделе небольшое понижение температуры и дожди, но море так быстро не остывает. И чем теплее море, тем больше вероятность того, что тайфуны будут сворачивать в Японское море. Ждем гостей с юга.
***
В этом году в заливе наблюдается массовая гибель тупиков-носорогов https://www.newsvl.ru/society/2021/07/15/200992/ Одну мертвую особь я нашел на берегу около своего дома. Практически уверен, что это какая-то вирусная эпизоотия, но местная вирусология развита очень слабо, и неизвестно, установят ли возбудителя. Казалось бы, с приходом COVID в мониторинг вирусов диких птиц и зверей должны были выделять большие деньги…
N2

Фрагментарное 122

Пишу редко – суета будней… Весь март и большую часть апреле я и некоторые мои коллеги жили в ожидании «быть или не быть» экспедиции в Берингово море с немцами. Немцам не давали визы – с огромным трудом наш международный отдел смог их пробить через МИД. Но сломалась лебёдка. Она сломалась еще раньше, но ее чинили март и апрель, однако без явного успеха. А еще раньше сломался эхолот – купили новый, но его застопорили на границе из-за санкций. Всё не работало месяц назад, но когда это не работает сейчас, то московские чиновники неожиданно всполошились и начали уверять, что «вот-вот всё починят».
***
Недавно была редколлегия нашего журнала «Биология моря». Представляют обзор одного сотрудника: рассуждения о формировании видов красноперок без серьезного анализа генетических данных. Один из рецензентов написал, что можно публиковать – «вреда не будет». Потом рассматривали другой обзор этого же автора по генезису целого отряда рыб – и опять там практически нет молекулярно-филогенетических данных. «Вреда не будет». Под этим мемом рассмотрели не одну рукопись.
***
Никто не встречал на отечественных научно-популярных сайтах ссылок на статью 2005 «An obligately photosynthetic bacterial anaerobe from a deep-sea hydrothermal vent»? Хотя статья «старая», я ее увидел только недавно – и тут же включил в лекции. Шутка ли, зеленые серные бактерии с глубины 2,9 км фотосинтезируют за счет свечения гидротерм, в том числе инфракрасного (судя по спектру поглощения)! Как-то это прошло мимо меня, и мои коллеги тоже ничего такого не слышали. Есть ли продолжение у этих исследований?
N2

Пришла невидимая смерть - и на Камчатку тоже

Сейчас в СМИ разыгралась настоящая истерия по поводу гибели животных в Авачинском заливе. Большинство наших дальневосточных ученых, кто в это разбирается, почти уверены, что дело здесь в цветении каких-то токсических водорослей. Комментарии дилетантов ужасают. Кто-то написал, что водоросли размножаются в теплое время - это полное незнание проблематики. Разные водоросли цветут в разное время, причем в наших водах пик часто приходится на весенний период. Я решил здесь воскресить 4 своих поста о токсичных водорослях - может это кому-то пригодится для взвешенной оценки происходящего.

https://olnud.livejournal.com/176539.html
https://olnud.livejournal.com/177168.html
https://olnud.livejournal.com/178913.html
https://olnud.livejournal.com/180202.html
N2

Book вместо фейсбука

В Тихоокеанском институте биоорганической химии работает удивительный ученый, которым я безмерно восхищаюсь: Владимир Иванович Калинин. Сфера его научных интересов – тритерпеновые гликозиды голотурий. В интернете можно посмотреть книгу, где он один из соавторов. Я писал о том, как Владимир Иванович попытался реализовать модусы органогенеза и филэмбриогенеза для этих органических соединений. Но не это меня удивляет. Владимир Иванович – один из лучших знатоков фортификационных сооружений старого Владивостока и его окрестностей. Занимается этим он профессионально и является соавтором трехтомного издания «Владивостокская крепость: войска, фортификация, события, люди» (два других соавтора – профессиональные историки). Роскошное издание!



Общаясь с В.И., понимаешь, что если у тебя есть хобби, которое может реализоваться в что-то значимое, то лучше тратиться на него, а не на эфемерные посты в фейсбуке.
N2

Реформы РАН: вести с окраин. 17

2020 в нашем институте год ВРИО. С 11 августа новый (третий в этом году) ВРИО – Инесса Валерьевна Дюйзен. Женщина «у руля» - явление в ДВО РАН редкое, но не уникальное. В своё время Дальневосточным геологическим институтом руководила Екатерина Александровна Радкевич. В Магадане директором Института биологических проблем Севера является моя бывшая сокурсница. Но у нашего института, а точнее – Центра, масштабы другие: здесь почти полторы тысячи сотрудников, большая часть которых работает в океанариуме. А в Океанариуме за 10 лет сменилось четыре директора, последний из которых находит под следствием по обвинению в получении взятки. И еще Морской заповедник – лакомый кусочек природных красот. Вот такое у нас «беспокойное хозяйство». ВРИО – женщина, из 8 замдиров (не спрашивайте, почему так много) две женщины. 20 лет назад в руководстве не было ни одной представительницы слабого пола.
***
Предыдущий ВРИО закрыл собой амбразуру на 5 месяцев, хотя просили на полтора. Руководство публично объявило ему благодарность, что большая редкость в наших реалиях. Теперь предстоит трудный период адаптации: возвращение к научной работе. Далеко не всем, кто был «у власти», удавалось это сделать. Возвращаясь поздно вечером с работы после ежедневного разговора с Министерством, конечно, думаешь о незаконченных рукописях и отложенных экспедициях. И если с экспедициями все просто, то рукописи имеют свойство становиться неактуальными.
***
Была озвучена информация, что большой % ВРИО в институтах РАН (а их, по непроверенным данным, около 60%) связан во многом с тем, что руководство РАН хочет видеть во главе крупных учреждений лиц никак не ниже чл.-корров. В ДВО РАН существует особая квота на выборы чл.-корров и академиков: здесь дают не столько за научные заслуги, сколько за административную работу. Если у тебя огромный Хирш, но ты лишь завлаб, то шансов получить академическое звание у тебя намного меньше, нежели у того, у кого Хирш неприлично мал, но кто является если не директором института, то хотя бы секретарем Президиума. Если все же чл.-корра дают завлабу, то явно авансом, с намерением дальше двинуть его по административной линии. Но бывают исключения – это наш завлаб. Как ему удалось отбиться от замдирства и прочих крестяг – непонятно, но факт остается фактом. И.В. Дюйзен именно чл.-корр., но если ВДРУГ она откажется или ее не утвердят директором, то остается только наш завлаб – других в институте нет и не предвидится. Завлаб откажется по любому. И тогда всплывет страшное слово «варяг»…. Понятно, что умный, толковый, энергичный и разумный не поедет в дальневосточную глушь, как когда-то приезжали сюда Капица, Ильичев, Еляков, Радкевич, Жирмунский и многие другие. Поэтому никто не верит в то, что объявится новый Рюрик – скорее всего, назначать какого-нибудь зеленого Юрика, чтобы он за 5 лет вызрел для более серьезной работы в столице. Пока это только «придет серенький волчек» для ДВО РАН, но у Дальневосточного университета все бока покусаны и нет надежды, что ночь закончится….
***
Однако же нашему центру крупно повезло: мы выиграли что-то типа гранта (программы) по изучению глубин. На кону 300 млн. р. на три года, из которых больше половины получит наш институт. Впрочем, умолкну – деньги любят тишину, а большие деньги любят гробовую тишину.
***
А знаете ли вы, что дельфины, моржи и прочие мормлеки, умершие в Приморском океанариуме, не преданы земле/морю, а хранятся в каком-то зафиксированном состоянии и в таком виде все еще не списаны с баланса?
N2

Фрагментарное 110

Месяц назад я решил съездить на выходные в Южную Корею. Стал бронировать гостиницу через booking.com: деньги «ушли», а код бронирования не пришел. Стал звонить в booking – там автомат, требует код бронирования. Написал им – пришло письмо, что «мы готовы вам помочь…. пришлите код бронирования». И больше никак. Посмотрел на жалобы – там таких как я полным-полно. Подумал и решил обратиться в отдел клиентской поддержки Сбербанка – перевод осуществлял с карты Сбера. Девушка выдала мне форму, которую я заполнил: написал и сумму, и время перевода, и т.д. Отдал бумагу и забыл. И вот вчера мне вернули всю эту сумму. Куда поставить иконку с изображением Грефа?
***
Наш институт впервые пригласили принять участие в экспедиции в Антарктиду. Решили отправить туда аспирантку – авось что-нибудь соберет. Арктика и Антарктика сейчас в тренде, под них начали выделять большие деньги.
***
Недавно прислали на экспертизу проект РФФИ по новому конкурсу: поддержка обзоров для отечественных журналов. Не могу сказать, что обзор сильный, но сам конкурс любопытный. Судя по всему, конкуренция в нем в этом году будет небольшой. На будущее нужно иметь в виду. Как любит говорить один знакомый москвич: «Лишний грант – не пустяк».
***
Задумал написать статью по строению спермиев двух немертин. Дело движется к финалу, но всё очень непросто, так как тема для меня новая, а описывать спермии приходится самому. Трудности в том, что терминология очень размытая, в одних группах одни названия, в других те же структуры называются по-другому. Но коллеги помогли. У нас в лаборатории аж 6 сотрудников занимается ультраструктурой спермиев, в других лабораториях еще трое – и это лишь остатки былого «спермобума»! Был период, когда казалось, что строение спермиев – ключ к построению общей филогении беспозвоночных. Сейчас, наоборот, больше скепсиса, но, тем не менее, для решения «локальных» задач (разграничение видов, поиск синапоморфий для проблемных таксонов) спермии никто не отменял.
***
Опять теплый октябрь. Еще цветут горечавки. А рядом стоматологическая клиника с названием «Генциана» - горечь от анестезии и выставленного счёта...

N2

Присосавшаяся слава

Совсем недавно вышла статья «A new species of the genus Johanssonia Selensky, 1914 (Hirudinea: Piscicolidae) collected in the Kuril-Kamchatka Trench at the greatest depth ever recorded for fish leeches», где я являюсь соавтором. В статье описан новый вид рыбьих пиявок, единственный экземпляр которого был найден с максимальной для этой группы глубины – 8729 м. И на днях вышла заметка об этой находке:
https://tass.ru/nauka/6807064
Сразу оговорюсь: как я не пытался объяснить журналисту, что эта работа выполнена украинскими зоологами и именно они в настоящее время являются ведущими специалистами по этой группе животных, все равно в тексте этот факт преподнесли максимально расплывчато. Второе – мне не удалось донести мысль о феномене гигантизма некоторых групп животных в хадальной зоне океана. Суть его в том, что на очень больших глубинах некоторые группы животных представлены более крупными видами, чем близкие виды на меньших глубинах. Новый вид пиявок был почти 6 см длиной, в то время как другие виды этого рода не превышают 3 см. Но это все мелочи на фоне того, что последовало потом. Журналист (а он представляет в том числе и нашу университетскую пресс-службу) уцепился за другую мою статью в этом же номере – я ему рассказал ее суть. Конечно, его больше интересовало, что это даст «на стол народный», но что есть, того нельзя съесть. И вдруг вчера мне позвонили из «Огонька» с твердым намерением взять у меня интервью о самой глубоководной экспедиции KuramBio II (о ней я писал ранее).
https://olnud.livejournal.com/272901.html
https://olnud.livejournal.com/276783.html
https://olnud.livejournal.com/277207.html
https://olnud.livejournal.com/281379.html
Я отказал, сославшись на то, что это удел организаторов экспедиции, начальников рейса и т.д. – пусть звонят ученому секретарю и узнают, с кем им лучше по этому поводу поговорить. Буквально сразу мне звонит тот самый журналист и начинает переспрашивать, почему я отказал «Огоньку» (которому он слил мой номер телефона). Я ему повторяю все слово в слово. Сегодня «Огонек» предпринял новые попытки взять у меня интервью, сославшись на то, что якобы ученый секретарь отправил их именно ко мне. Это было неправдой, поскольку ученому секретарю они не звонили. В общем, я написал гневное письмо журналисту, отчитав его за то, что он без моего согласия дает номер моего сотового. Он начал убеждать меня, что раз я что-то открыл, то должен этим поделиться с миром (= журналистами). И только когда я ему сказал, что в приличных странах журналисты, которые общаются с учеными и «сливают» их номера другим СМИ, попадают в «черные списки» и с ними серьезные ученые перестают сотрудничать, до него дошло, что он может потерять мое бескорыстное сотрудничество, за которое он получает деньги. Извинился. Я молча принял извинения и заблокировал его. Вот таким нехитрым способом наша пресса делает все, чтобы ученые шарахались от журналистов и предпочитали освещать свои достижения самостоятельно.
N2

Фрагментарное 107

Август выдался дождливым: воды Амурского залива стали напоминать Амурский лиман (кстати, даже ученые-биологи иногда считают, что Амур впадаем в Амурский залив).



Мощный вынос ила реками делает прибрежные воды на некоторое время мутными. Однако у этого явления есть и более долговременные последствия – речь идет о формировании илов наземного происхождения. В 80-90-х годах прошлого века гидробиологи заговорили о «полихетизации» донных сообществ залива Петра Великого, когда сообщества мягких грунтов с седентарными полихетами начали появляться там, где их раньше не было. Одной из причин считали усиленное освоение расположенных вдоль рек равнин для сельхоз культур (в том числе и дачниками): почвы не удерживаются во время паводка и выносятся реками в море. С тех пор этот феномен исследовался мало, широкого мониторинга донных сообществ, который был популярен еще 20 лет назад, не проводится, а если и проводится, то данные оседают в разных отчетах и не публикуются. И вот у нас на биостанции стали возникать трудности с выращиванием личинок: личинки при длительном культивировании гибли от бактерильных инфекций. Воду фильтровали, облучали и т.д. – все равно повторить эксперименты, проводимые еще 6-7 лет назад, не удавалось. Вырастить личинки морского ежа – да, получается, а десятиногих раков с множеством линек – не выходит. Я уже «забил» на эмбриологии немертин, поскольку на 5-6 сутки личинки начинают массово гибнуть. И лет 6-7 назад наши экологи взяли пробы грунта около биостанции: оказалось, что там высокий уровень загрязнения органикой наземного происхождения, приносимой реками. Турбазы, коттеджи и т.д. – байкальский сценарий, но в меньших масштабах. 20 лет назад всех пугали тяжелыми металлами и радиоактивностью, но г...но все равно победило!
***
Третий день около моего дома недалеко от берега стоит вот это «не знаю, как его назвать»:



Как говорят, северокорейского происхождения, прибило во время шторма, людей на ней не было – наши ребята быстро прибрали ее к рукам.
***
Один за другим пришли наши научные суда из двух экспедиций. «Академик Лаврентьев» был на Императорском хребте – его встретили с помпой, показали в новостях всех каналов. Особенно отметили то обстоятельство, что с борта судна в редакцию журнала «Биология моря» была направлена статья о предварительных научных результатах экспедиции. Без комментариев. «Академик Опарин» пришел тихо, но лично для меня там привезли чрезвычайно интересный материал. Я координировал работу студента, который собирал в этом рейсе немертин (это была его первая экспедиция), по электронной почте – в итоге наши послания «сожрали» почти весь трафик… Ни на одной конференции по немертинам их так живо не обсуждали, как в этом рейсе. На фото эндемичный для Курил Amphiporus matuanus, который никто не собирал более 50 лет.


***
Описание прометеоархеума всколыхнуло не только микробиологов: потрясающая работа японских ученых не оставила никого равнодушным и среди биологов разных специализаций. Но мои коллеги с моей подачи открыли для себя еще кое-что: они не знали, что научно-популярные статьи у нас не являются монополией «Элементов» и подача материала может сильно различаться, сохраняя научное содержание. Сравните изложение в «Элементах» и у «Батрахоспермума»:
Для студентов я бы рекомендовал Ястребова – там много дополнительной информации, которая будет им полезна. Для меня более подходит Ковылин: все только по существу и достаточно легко написано. И, конечно, читайте первоисточник!
N2

Фрагментарное 106.

Судно нашего института налетело на скалы в морском заповеднике и затонуло. Все живы, но была угроза разлива топлива. На днях судно подняли – пробоина впечатляющая.



***
Экспедиция на НИС «Академик Опарин» прервалась из-за поломки. Судно вернулось во Владивосток, где поломку устранили. На днях экспедиция продолжилась. Для меня это непредвиденное возвращение было весьма удачным, так как мне передали очень интересный материал для ДНК анализа, который иначе бы попал бы ко мне в конце августа. Из самого интересного вот эти морские блюдечки:



Относятся они к эндемичному для северной Пацифики роду Rhodopetala, который в 1980-х был выделен в особое подсемейство. Это второй род живородящих морских блюдечек. Поскольку подсемейство в дальнейшем не было обосновано ДНК-анализом, то о нем просто «забыли». И теперь появился шанс выяснить, насколько правомерно выделение отдельного подсемейства.
***
«Возрастные» участники рассказывали о том, как молодые участники экспедиции на «Опарине» звонили на материк (с сотовой связью там проблемы). Телефон на судне старый, с вращающимся кольцом-циферблатом. Молодежь не знала, как им пользоваться: некоторые засовывали пальцы в отверстия и жали на несуществующие кнопки. То, что нужно вращать, они могли еще понять, но то, что вращать нужно до «железки» и возвращать обратно, воспроизвести могли не все и не сразу.
***
Нашел у себя вот это «старье»:



В начале 90-х такие «штуки» привозили из Японии и Европы: накладывали пленку нужной буквой на рисунок, терли и буква «впечатывалась» в бумагу. Поясняю: раньше мы рисовали рисунки для статей, дипломных и диссертационных работ тушью на чертежной бумаге, а подписи к рисункам приклеивали, вырезая печатные буквы на обычной бумаге. Края таких вклеек иногда «бликовали» при ксерокопировании и это было видно даже в некоторых статьях. А у таких пленочных вклеек подобной проблемы не было. Но нужно было иметь набор пленок с разными шрифтами.
***
Из «Известий РАН» прислали корректуру: pdf-файл представлял собой отсканированные печатные листы, на которых были правки корректора, сделанные карандашом. Причем выяснилось, что наши предыдущие правки, которые мы внесли после рецензии, куда-то пропали. Все выправили, отослали – теперь ждать еще минимум 6 месяцев.