Category: общество

N2

Мое хобби

И у зоологов бывает зоологические хобби. Когда у меня было свободное время, я шел на сканирующий электронный микроскоп и смотрел феодарий, собранных в глубоководных планктонных пробах. Радиоляриями занимается уйма народа, а феодариями – почти никто. Внешне они похожи, но скелет радиолярии создан для вечности, а у феодарии, как снежинки, оседают на дно морское и растворяются без следа. Вечность притягивает больше – хотя бы потому, что за нее хорошо платят (программы по глубоководному бурению, определения возраста морских осадков, климатические изменения в прошлом и т.д.). Но чем больше народа, тем больше интриг – в этом я смог убедиться, пообщавшись со специалистами по радиоляриям. Phaeodaeria – обочина протистологии, здесь нет шума и возни. Неслучайно последние 30 лет их активно изучают японцы. У нас в стране ими занималась Виталия Решетняк: защитила кандидатскую диссертацию, написала монографию и вскоре решила переключиться на более престижных акантарий, у которых скелет состоит из сернокислого стронция (а это тоже хорошая тема – накопление изотопов стронция). И попала в гущу интриг, из которых она «выпала», будучи уволенной, не защитив написанную докторскую диссертацию. Мало того, что уволили – все ее коллекции феодарий бесследно исчезли, и теперь в ЗИНе не осталось совершенно ничего из триумфального феодарно-радиолярного прошлого. Остались статьи и книги. И сами феодарии все также парят в пучине океана. Феодарии не сулят грантов, но гарантируют эстетический покой, притягивая своей космической красотой.



Феодарии – не моя научная тема, поэтому в свободных странах рассматривать их на казённом электронном микроскопе в рабочее время мне было бы затруднительно. А мы, крепостные ученые своих институтов, можем смотреть, что хотим – ради удовольствия. Но когда накапливается множество фотографий, то задаешься вопросом: может стоит оформить это удовольствие хотя бы в простенькую статью? Страшновато вторгаться в чужую вотчину, но когда она бесхозная – а почему бы и нет? Первая такая мысль пришла мне еще в 2012 г., когда в пробах из Японского моря я нашел феодарию, которую никак не удавалось определить – это был, несомненно, новый вид. Пока я сомневался, японцы описали этот вид как Aulographis japonica Nakamura, Tuji et Suzuki, 2013. Описали красиво, с «молекуляркой» и хорошей схемой строения:



И хорошо – я бы так не смог. Однако у меня был еще один новый вид: очень мелкий, отличающийся своими «рогами». Я опять раздумывал, и в этом году быстро оформил статью в Invertebrate Zoology. Рецензентом был сам Дмитрий (Demetrio) Болтовской – крупней специалист по современным радиоляриям, увлекающийся и феодария (он – потомок Д.Д. Мордухай-Болтовского, пытавшего математически разгадать тайну симметрии радиолярий). И вот эта статья вышла, с описанием Challengeron tochilinae. Новый вид я назвал в память о Светлане Викторовне Точилиной, специалиста по кайнозойским радиоляриям, с которой мы дружили вплоть до ее смерти. Она меня все звала заняться радиоляриями, а я пил присланное ее дочерью колумбийское кофе и улыбался улыбкой влюбленного в другую группу.

N2

Фрагментарное 111

Чем живут редколлегии российского журнала, имеющего англоязычную международную версию пусть и с небольшим, но все же своим импакт-фактором? Собрались: рассмотрели 33 рукописи. Хотя редакция находится в нашем институте, статей от сотрудников института поступает все меньше и меньше. Раньше их было большинство – сейчас менее четверти. Статей из Крыма приходит больше, но их чаще отклоняют. «Не везет» и иностранцам: большинство присланных рукописей столь низкого качества, что о какой-либо лояльности не приходится говорить. В этот раз повезло румынам и вьетнамцам – их рукописи приняли. То, что прислали бразильцы, изумило даже видавших виды: авторы пришли к выводу, что кольчатые черви – обособленная ветвь Bilateria, близкая к вторичноротым и включающая в себя форонид и крыложаберных. Но с такими рукописями как раз просто: покачали головой и отклонили. Куда хуже, когда рецензии исходно не отрицательные, но авторы «доводят» рецензентов до категорического нежелания работать с их рукописями дальше. Судите сами: рецензент разбирает ошибки, указывает, что нужно исправить и пересмотреть, а автор все это просто игнорирует – без каких-либо ответов рецензенту. Раньше таким авторам писали письма, просили исправить рукопись, а сейчас терпения все меньше и меньше – отклоняют. Особая головная боль – англоязычная версия. Тексты на английском более короткие, чем на русском, а издательство выделяет на англоязычную версию больше объема, чем на русскоязычную. Раньше все было наоборот и часть статей не переводили. Сейчас вся надежда на иностранцев, чьи статьи печатаются только в англоязычной версии. Но, как я говорил выше, иностранцы не радуют. Приходится что-то придумывать.
***
Повесили около входа табличку с новым названием нашего института: в тексте нашли две ошибки…
***
В среду утвердят кандидатуры на выборы директора института. Планировалось три, но неожиданно вклинился четвертый, «чужак», причем молодой.
***
Руководство решило отдельно премировать сотрудников, печатающихся журналах с Q1 и Q2. Нет, не малиновыми штанами, но сумма премий пока неизвестна. Квартили наступают.
***
Нам в кабинет купили новую мебель. Старую вынесли, а новую не привезли. Весь кабинет заставлен скарбом из шкафов. Ждем.
N2

Хлюздя

Во дворе мальчишки играли в мини-хоккей – один закричал: «Ну, ты хлюздя!». Блииин! Все мое детство прошло с этим странным словом и его производными – хлюздик, хлюздить, хлюздопёр. Значение этого слова вертится вокруг «плут», «нытик», «ведущий себя не по-пацански». И хотя получить такой эпитет было постыдно, но все же это не было оскорблением, если исходило от товарищей по двору. Слово не применялось в отношении девочек, и девочки использовали его очень редко. Рубиконом его использования было взросление – тогда в ход шли более крепкие словечки. Однако мой старший брат, когда я пытался уклониться от некого заслуженного наказания, укорял меня: «Хватит хлюздить!». И только сейчас я задумался о происхождении «хлюзди». Оказалось, что этимология слова неясна. Некоторые проводят аналогию между «хлюздить» и «хлюстать», но значения этих слов разное. Более того – использование «хлюзд*» ограничено восточной частью России, а в западной части его не знают. Так ли это?
N2

Фрагментарное 110

Месяц назад я решил съездить на выходные в Южную Корею. Стал бронировать гостиницу через booking.com: деньги «ушли», а код бронирования не пришел. Стал звонить в booking – там автомат, требует код бронирования. Написал им – пришло письмо, что «мы готовы вам помочь…. пришлите код бронирования». И больше никак. Посмотрел на жалобы – там таких как я полным-полно. Подумал и решил обратиться в отдел клиентской поддержки Сбербанка – перевод осуществлял с карты Сбера. Девушка выдала мне форму, которую я заполнил: написал и сумму, и время перевода, и т.д. Отдал бумагу и забыл. И вот вчера мне вернули всю эту сумму. Куда поставить иконку с изображением Грефа?
***
Наш институт впервые пригласили принять участие в экспедиции в Антарктиду. Решили отправить туда аспирантку – авось что-нибудь соберет. Арктика и Антарктика сейчас в тренде, под них начали выделять большие деньги.
***
Недавно прислали на экспертизу проект РФФИ по новому конкурсу: поддержка обзоров для отечественных журналов. Не могу сказать, что обзор сильный, но сам конкурс любопытный. Судя по всему, конкуренция в нем в этом году будет небольшой. На будущее нужно иметь в виду. Как любит говорить один знакомый москвич: «Лишний грант – не пустяк».
***
Задумал написать статью по строению спермиев двух немертин. Дело движется к финалу, но всё очень непросто, так как тема для меня новая, а описывать спермии приходится самому. Трудности в том, что терминология очень размытая, в одних группах одни названия, в других те же структуры называются по-другому. Но коллеги помогли. У нас в лаборатории аж 6 сотрудников занимается ультраструктурой спермиев, в других лабораториях еще трое – и это лишь остатки былого «спермобума»! Был период, когда казалось, что строение спермиев – ключ к построению общей филогении беспозвоночных. Сейчас, наоборот, больше скепсиса, но, тем не менее, для решения «локальных» задач (разграничение видов, поиск синапоморфий для проблемных таксонов) спермии никто не отменял.
***
Опять теплый октябрь. Еще цветут горечавки. А рядом стоматологическая клиника с названием «Генциана» - горечь от анестезии и выставленного счёта...

N2

Объяснительная

Когда я начинал вести свой ЖЖ, то относился к этому достаточно легкомысленно. Прошло время, и ситуация изменилась: теперь блогер, который пишет не на отвлеченные темы (достижения науки, искусство, история и т.д.), а на реально происходящие события, рискует кого-то обидеть, задеть, вызвать нежелательную реакцию. Ожидать, что «задетый» человек напишет об этом в ЖЖ, не стоит – обычно об «обидах» я узнаю от знакомых или сам человек высказывает мне свои претензии в устной форме. Иногда я вношу коррективы в тексты, так как не был в курсе некоторых моментов. Но лишь однажды я удалил сам текст. Я – смелый трус, боюсь ввязываться в скандалы, но, в то же время, готов отстоять право высказывать свою позицию о том, что происходит в НИИ и в университетах. Это не так интересно, как забавные истории из сексуальной жизни моллюсков, но у меня нет задачи войти в топ 500 лучших ЖЖ. Если в мои должностные обязанности внесут пункт о том, что я должен всякий раз оповещать руководство о том, что пишу в рамках своей профессиональной деятельности (а такая практика существует в некоторых странах, и, думаю, появится у нас в ближайшее время) или начнется какое-то иное давление – тогда я перейду на сугубо нейтральные темы.
К чему это вступление? Предыдущая запись вызвала некоторые отклики от коллег, которых она затрагивала. В ней нет их имен, и сторонний читатель вообще не поймет, о ком речь. И тем не менее, вчера я сделал запись, а сегодня мне написала сотрудница, о которой идет речь в последнем абзаце. Она изложила свою точку зрения – я внес небольшое дополнение в текст, но не удалил его. На мой взгляд, если мне как совместителю создают невыносимые условия, звонят, угрожают и т.д., то однозначно нужно уходить с такой работы. По собственному желанию, не пытаясь добиться того, чтобы руководство расторгло с тобой контракт и выплатило все, что предусмотрено. Нервы дороже денег. За место на основной работе можно и побороться, а за 24 тысячи в месяц (как профессор-совместитель на полставки) – есть ли смысл? «По справедливости и по чести» - здесь моя позиция тоже иная: у нас на кафедре ни один совместитель не проводит на рабочем месте столько времени, сколько предусмотрено контрактом. Некоторые отсутствуют по месяцу и более, отменяя лекции в устной форме, некоторые могу не прийти и даже не предупредить студентов, которые давно не следуют правилу «жди доцента 10 минут, а профессора – 15 мин» - ждут по часу обычного ассистента! Я тоже не провожу на кафедре положенные 17 часов в неделю, а если приболею, то просто отменяю лекции и не несу справку о нетрудоспособности. Руководство закрывает на это глаза, у нас не отмечают явку сотрудников – и это считается само собой разумеющимся. Но на самом так не везде, есть вузы, где все строго по контракту, сотрудники сидят «от и до». Если руководство молчаливо разрешает нам работать так, как удобно нам, то не стоит искать справедливости, когда в каких-то вещах руководство поступает так, как удобно ему. Это наша молчаливая сделка – ты мне, я тебе. Или тогда ищите законность (не справедливость!) в суде, строго следуя букве КЗоТа. И я не осуждаю тех, кто судится - это их позиция. Я лишь пишу, что лично я бы не стал судиться как совместитель - собрал бы свои вещи на рабочем столе и ушел бы без скандала. Люди и не в таких ситуациях находят в себе силы уйти с одним чемоданчиком!
N2

Плохой-хороший

Пришла очередная статья хорошего человека…. Мой покойный шеф много лет назад, держа в руках его очередную книжку, сказал: «Зато человек он хороший». Хороший и очень активно пишущий в отечественные журналы, поскольку в англоязычные издания статьи такого качества не пропустят. Описывает новые виды – по 2-3 в каждой статье, а в сумме получается много. Я несколько лет рецензировал его статьи, но потом отказался: отсылаешь рецензию с замечаниями, а статья выходит и в ней мало что исправлено. Человек хороший – не хочется писать отрицательную рецензию. С хорошими людьми просто беда….
***
Скреплю зубами и успокаиваю себя: «Зато ученый хороший». С неизменно высокомерным видом проплывает мимо, к чему нужно просто привыкнуть. Но от хорошего ученого ждешь чего-то вроде: «А вы не читали недавнюю статью….?». Такой вопрос звучал бы постоянно, но с дополнением «мою статью», поскольку все остальное в этой области – отстой. Сумел настроить против себя практически всех, с кем работает. Но статьи в самом деле хорошие. С хорошими учеными просто беда….
***
Пришли на экспертизу очередные проекты РФФИ. Хорошие люди, хорошие ученые. Я бы всем им дал по гранту, но не я на раздаче.
N2

«Сюда я больше не ездок!»

Я настолько «развратился» публикациями в англоязычных изданиях, что начал забывать, как это происходит в центральных русскоязычных журналах. В прошлом году я, маясь от скуки, за три дня набросал статью в «Известия РАН». Статья нужна была не столько мне, сколько моей коллеге, которая в зарубежных журналах публикуется очень и очень редко. Коллега дополнила текст своими данными, отредактировала его и послала в «Известия…» - было это весной 2018 г. Довольно быстро получили положительные рецензии и немного изменили текст. Дальше – молчание. Как вы наверняка знаете, многие центральные (то есть московские) российские журналы не информируют авторов в каком состоянии находится их рукопись, и единственный способ выяснить это – позвонить в редакцию (или сходить, если это рядом). На электронные послания редакции отвечают редко и неохотно (хотя есть исключения). Звонили мы несколько раз – оказывается, сотрудники «на местах» только два раза в неделю (летом еще реже). Дозвонились: мы наивно полагали, что статья выйдет в этом году, но ее задвинули на 2020 г. Большая очередь, а журнал выходит 6 раз в год. Я поднял панику: дело в том, что в этом году уже вышла пара статей, которые вносят существенные изменение в некоторые спорные проблемы, подымаемые в рукописи. В редакции пошли нам на встречу и выслали текст, но с условиям не менять список литературы и не вставлять крупные фрагменты в текст. Я предложил сделать сноски: «Пока рукопись находилась в печати появилась публикация, в которой……». Хоть так. И только мы отправили рукопись, как через неделю вышла еще одна статья китайских авторов с очередным дополнением. Вставить его уже нереально. То есть в 2020 г. статья выйдет с несколько устаревшим содержанием.
П.С. Сноску в финальной рукописи редактор удалил...
N2

Блохи и миллионы



Перед вами фрагмент из статьи 1903 г., посвященной описанию нескольких новых видов блох из Египта. Это описание той самой блохи, которая является главным переносчиком бубонной чумы и "убийцей" многих миллионов людей – южная крысиная блоха или Xenopsylla (=Pulex) cheopis. Автор назвал новый вид в честь фараона Хеопса – другим новым видам блох он дал имена Клеопатры и Хефрена, но именно Pulex cheopis прославил этого энтомолога среди коллег, поскольку до тех пор никто не отличал этот вид от других блох. И на этом я мог бы поставить точку в банальной информации об описании еще одного нового вида насекомых. Но… этого энтомолога обычный мир знает совсем не как энтомолога, а как банкира Натаниэля Чарльза Ротшильда. Его дочь, Мириам Луиза Ротшильд, также стала известным энтомологом, написавшим несколько книг по биологии блох. Имя Ротшильдов до сих пор неразрывно связано с исследованием блох, но все же брат Чарльза, Лайонел Ротшильд, занимался «правильной» группой насекомых – бабочками, собрав коллекцию в 2,2 млн. экземпляров и описав огромное множество новых видов. И с тех пор разного рода банкиры и к ним примкнувшие (вплоть до Мавроди) безуспешно пытались его переплюнуть, коллекционирую бабочек или хотя бы жуков. Блохи так и не стали хобби для богатых людей - их слишком мало видов и они слишком мелки и невыразительны для того, чтобы покорить сердце миллионеров.