Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

N2

Страшное Я

Помню, как в начале 90-х мне в руки попал очередной сборник Зоологического института «Эволюционная морфология животных». Я читал одну статью за другой, и все было привычно, пока не уткнулся в статью Збигнева Кабаты – известного специалиста по паразитическим копеподам и незаурядной личности (о нем я писал здесь). Кабата свободно владел русским, и его статья резко выделялась свободным стилем и употреблением местоимения «я» и его производных. Как принято у нас: «Мы полагаем….», «По нашему мнению,…» - и неважно, написана статья одним автором или несколькими. А тут: «Мой ход мысли, как было показано выше, привел меня…», «Я предполагаю….» ("мы" он тоже использовал, когда писал от лица специалистов в данной области). Я был в шоке, понимая, что так писать в научных статьях обычным смертным запрещено, и такое текст то ли архаично-дореволюционен, то ли противопоставляет себя мировому коллективу ученых (учтите, что речь идет о временах СССР). Прошло время, многое изменилось, но остался особый стиль написания научных и научно-популярных текстов, в которых автор сознательно или на автомате избегает употребления местоимения «я», но при этом «мы» тоже отсутствует. В определенной степени это даже высокого уровня мастерство увлекательно написать максимально безличный текст (а то и книгу). Признаюсь, в последнее время меня такие обезличенные текст начали немного «напрягать» и вот почему. Читаю текст: «Наличие этих структур является важным признаком, сближающим новый род с ….». Перечитываю так, как должно быть: «По моему мнению, наличие этих структур является важным признаком….». Чувствуете разницу? Когда читаешь научный текст, то отсутствие ссылок на другие работы является косвенным указателем того, что это мнение автора(-ов). Но в научно-популярных текстах строгое цитирование не практикуется, и в итоге ты уже не знаешь, где мнение автора (пусть и не оригинальное), а где – что-то принятое большинством. Создается иллюзия, что весь текст – это то, что принято если не всеми, то большинством ученых. При этом действительно оригинальная идея автора может затеряться в этом «коллективном бессознательном». Боимся мы «я», не любят его рецензенты и редакторы… И «мы» тоже боимся.
N2

Страсти вокруг мозгов тихоходок

Здесь я коснулся проблемы головы тихоходок. Если кратко, то существует две основные гипотезы: 1) согласно unipartite hypothesis голова тихоходок соответствует первому сегменту онихофор и «нулевому» (=первому) сегменту членистоногих; 1) согласно tripartite hypothesis голова тихоходок соответствует трем первым сегментам онихофор и членистоногих.



В прошлом году вышло две статьи, в которых авторы обосновывают правомочность первой гипотезы. В «Segmentation in Tardigrada and diversification of segmental patterns
in Panarthropoda» проведен анализ данных по экспрессии ряда генов, на основе чего и был сделан вывод о том, что в голове тихоходок не «вложены» зачатки трех сегментов. В статье «A Hypothesis for the Composition of the Tardigrade Brain and its Implications for Panarthropod Brain Evolution» авторы проанализировали строения мозга различных тихоходок. Ранее разными исследователями были выделены три типа строения мозга, которые в настоящей статье были «наложили» на филогенетическое древо.



Для одного и того же вида разные авторы могут приводить разные типы строения мозга. Авторы настоящей статьи приходят к выводу, что тип 2 (мозг с тремя парами ганглиев) в реальности не существует и мозг тихоходок устроен однотипно, без признаков сериальности. Напомню, что в этой работе исследователи отстаивали сериальное строение мозга, и поскольку работа вышла всего лишь в 2012 году, получается, что в недостоверности обвинены не покойники, а ныне работающий коллектив. На мой взгляд, это говорит о том, что даже в вопросе устройства какой-то структуры возможны разные интерпретации, когда исследователь «видит» то, что укладывается в его идею, и не видит ничего другого. Лучше сначала видеть и только потом накладывать увиденное на некую гипотезу.

В первой статье мне очень понравилась вот эта схема, отражающая два взгляда на положение тихоходок среди панартропод.



Суть в том, что у тихоходок в каждом туловищном сегменте есть парные ганглии, но ганглии второго сегмента не преобразованы в дейтоцеребрум, т.е. не входят в состав мозга. У онихофор все наоборот: туловищная нервная система лишена ганглиев, а ганглии второго сегмента преобразованы в дейтоцеребрум. Слева приведено древо, на котором «обыгрывается» гипотеза базального положения тихоходок, согласно которой предки панартропод имели туловищные ганглии. Справа приведено древо, на котором предки панартропод лишены туловищных ганглиев, т.е. наиболее рано обособились онихофоры. «Ахиллесовой пятой» левой гипотезы является то, что трудно объяснить полную редукцию туловищных ганглиев у таких довольно крупных сегментированных животных, как онихофоры. Правая гипотеза предполагает двукратное возникновение дейтоцеребрума (хотя, на мой взгляд, в ней допустимо, что предки имели дейтоцеребрум, но у тихоходок он редуцировался). Очевидно то, что именно тихоходки сейчас считаются узловой группой, от положения которой зависят наши представления о происхождении панартропод.
N2

Фрагментарное 92

Писать стал сюда все реже и реже. Не то, чтобы разочаровался в ЖЖ - скорее ощущение, что это все никому не нужно. Почитаешь новостные ленты ЖЖ - какая бурная жизнь кипит на передовых рубежах соцсетей! А я тут о тихоходках, которым всё пофиг. Этот год стал для меня большим разочарованием в людях, которых я считал друзьями - отсюда усталость писать что-то для кого-то. Пройдет, наверное.
***
Уже в который раз слышу от приезжих (особенно с Украины) слова "В вашем городе невозможно купить нормальную рыбу - все перемороженное!". Ну что тут сказать? В единственный мой визит в Киев я купил в магазине отвратительного качества сметану, но выводов делать не стал. Вот она наша рыба - надо просто знать, где покупать:



1-2 раза в неделю на наш рынок привозят еще живую камбалу по цене 2,6 евро за кг. Цена по европейским меркам за natur product просто смехотворная. А другую рыбу я просто не могу есть - организм не принимает. Конечно, это не азиатские рынки с 40-60 видами рыб, но у нас и народ не потребляет столько рыбы, мы - не рыбная нация, в рыбе разбираемся намного хуже, чем в мясе. Можно у нас в городе купить даже фугу и скатов, но покупают их единицы.
***

Купил когда-то пакетик с бадягой. Написано, что это "кишечно-полостное". Любопытно, откуда это взяли?
***
Журнал "Зоология беспозвоночных" перешел на выпуск 4 номеров в году, и при это на этот год все номера уже заполнены! Очень рад за коллег!!!
N2

Фрагментарное 80

Две недели я каждый день ходил в институт. Кому-то фраза «две недели я каждый день ходил на работу» покажется странной, но сотрудники НИИ часто берут работу на дом. К тому же еще есть университет, находящий в другом конце города. Но две недели я ходил именно в институт. Вчера по дороги в институт встречаю одну сотрудницу, которая говорит мне следующее: «О, наверное, Вы уже у нас и не работаете – Вас так давно не видно!». И это мой институтский фатум: у нас уйма народа, который ходит на работу редко, очень редко и крайне редко, однако именно меня со всей лаборатории чаще всего спрашивают «Вас так давно не было видно – вы ….?» (вставляем – уезжали, болели, сменили место работы). Я твердо решил в следующий раз на подобный вопрос ответить: «Нет, я просто не бегаю по этажам голый и не прошу ни у кого взаймы».
***
Появилась информация, что ФАНО собирается закрыть нашу Центральную библиотеку ДВО РАН. Собираем подписи.
***
Прислали на проверку вот этот симпатичный мувик https://www.youtube.com/watch?v=Uon0pLvQsS8
Создатели, конечно, тоже наделали ошибок, но и перевод не идеальный. Друзья, Вам не режет слух фраза «Кит после жизни»? Перевод дословный, но я не слышал, чтобы у нас так говорили…
***
На днях вспомнил, как, будучи в составе экскурсионной группы, я умело вытащил у одной девочки крупную соринку из глаза. Интересно, запомнит ли она меня так, как запомнил Валентин Катаев своего "спасителя"? Он где-то описал, как ему в детстве цыганка вытащила соринку из глаза. Правда, не как я, а языком…
Помним ли мы соринку в чужом глазу больше, чем в своем?))
***
Коллега назвал новый вид морских звезд Henricia olga – в честь не конкретной Ольги, а Ольг вообще: «Female name Olga, common in Russia and northern Europe, which follows me throughout my life being shared by many of my good friends, colleagues, also by my wife, grandmother, and two aunts». Ранее он назвал новый вид моллюска в честь жены – Cadlina olgae, но неудачно, т.к. вид оказался синонимом (об этом я писал здесь http://olnud.livejournal.com/283996.html). Вообще по правилам если вид называть в честь двух и более Ольг, то это будет olgarum, но и просто olga тоже используют: Agalope olga, Andropolia olga, Baccha olga, Danis olga, Lampona olga, Neolycaena olga и т.д. Есть даже род Olga (полихета), хотя его свили в синонимы. Но если посмотреть, сколько видов названо в честь конкретной Ольги (т.е. olgae), то это будет несколько сотен…
***
Полез в свои старые записи: боже, какой я тогда был умный! Сейчас смотрю "Игру престолов" и мне хватает!))
N2

Докомпьютерный кошмар биолога

Удивляюсь, как этот кошмар мне ни разу не снился. А, ведь, после такого сна можно проснуться в холодном поту! Кошмар, который не знаком англичанам, американцам, немцам и даже полякам. Речь идет вот об этом:

Collapse )
N2

Не стал бы....

Есть такие группы животных, которыми я не хотел бы заниматься, потому что это «нервная работа». Не то, что у меня есть выбор – нет, я не собираюсь менять специализацию, но, ощупывая таксономическое пространство вокруг себя, убеждаюсь, что мне повезло с группой.

Итак, я не стал бы заниматься очень мелкими организмами, где вся работа – сугубо микроскопическая, с тонким препарированием. Люблю я коловраток, и даже работы по ним у меня есть, но препарировать крошечные элементы челюстного аппарата для сканирующей микроскопии, как это делают ведущие специалисты, просто нереально для меня.

Не стал бы я заниматься группами, где негде развернуться: большое число специалистов при небольшом числе новизны. Особенно если специалисты – наши… Вот, например, двустворчатые моллюски: еще один наш специалист был бы перебором. Видел, как несколько специалистов по одной группе (сотрудничающих!) делили материал – не знал, кого благодарить, что у меня таких проблем не было.

Не стал бы я заниматься группой, в которой, наоборот, нет никого. Было бы скучно и одиноко. И с выбором рецензентов были бы большие проблемы. Например, какие-нибудь гнатостомулиды.

Не стал бы заниматься небольшими группами животных, в которых есть один-два специалиста и у них там всё в полном порядке. Например, мизидами: у нас в стране есть один очень хороший специалист (по совместительству - очень хороший человек) и никого другого не нужно (разве только молекулярщика в помощь).

Не стал бы я заниматься группами, в которых царит не очень дружелюбная обстановка. Специалистов вроде немного, но они очень критичны друг к другу: не цитируют работы конкурента, избегают сталкиваться на конференциях. Здесь без конкретизации, но я помню историю, когда в ЗИНе была организована международная конференция по одной группе животных - один специалист ее организовал, два других, приходя на работу каждый день, демонстративно ее игнорировали.

Не стал бы заниматься группами, где очень жесткий авторитаризм: есть один специалист, который считает, что эта группа его и никто (по крайней мере, в пределах страны) не имеет права заниматься ею без его участия. В ход идут и угрозы, и «завальные» рецензии на статьи, и письма в ВАК. С таким сталкивался лично, когда «посягал» на святое – в итоге стал чуть ли не «осью зла».

Не стал бы заниматься теми группами, где предшествующие специалисты "нагородили" такого, с чем пришлось бы разбираться всю жизнь. Например, пресноводные моллюски и щетинкочелюстные...

Не стал бы я заниматься паразитами птиц и млекопитающих, т.к. пришлось бы ходить с ружьем и отстреливать материал.

В итоге занимаюсь тем, чем занимаюсь, но... иногда залажу в чужой огород - и вот тогда понимаю, как мне повезло!
N2

Преподавательское: есть ли жизнь?



Фото сделали в строящемся здании лабораторного корпуса, где я сейчас работаю. Оно очень хорошо соответствует моему нынешнему «цейтноту». Какой-то …хороший человек так распределил мое учебную нагрузку, что в этом семестре у меня 309 часов, а в следующем – только 48… Сейчас идут три сложнейших спецкурса, причем если раньше я ныл, что студенты скучны и серы, то в этом году все совершенно иначе: они активны и интересуются. Несколько лет я читал эти спецкурсы по проложенным в разное время рельсам, сокращая число трамваев и остановок. Сейчас я трачу три дня в неделю, чтобы проложить новые маршруты, заменить старую обивку сидений на новую, да и вообще хочу, чтобы поездка в трамвае походила на путешествие в «Сапсане». Соответственно наука задвинута на второй план (о ЖЖ я вообще молчу). Вчера была лекция у магистров (опять же, впервые пришли ХОРОШИЕ И УМНЫЕ магистры) по мегасистематике – тема «прокариоты», в которой я разбираюсь ну очень и очень плохо, поэтому пришлось читать новейшие статьи о TACK, CPR и т.д., чтобы «соответствовать» Год назад я объяснял магистрам, чем прокариоты отличаются от эукариот, и если на зачете они называли хотя бы два отличия, то я был счастлив… В этот раз одна студентка даже поправила меня. Но в ноябре будет еще хуже: начнутся лекции для аспирантов по теории филогенетических построений – будут аспиранты из ботсада, для которых нужно адаптировать лекции. «Есть ли жизнь на Марсе?» - фраза, которую в моей нынешней реальности я сократил до «Есть ли жизнь?».
***
Недавно одна аспирантка из МГУ озвучила мысль, которая заставила меня задумать: хорошо бы сюда, во Владивосток, на какое-то время перевезти каф. зоологии беспозвоночных – для прохождения практикумов и т.д. Если это случилось бы и преподаватели МГУ организовали бы здесь большой практикум, то для занятий они бы нашли многое из того, чего наши сотрудники не находили и не искали. Вот приехала недавно к нам на биостанцию Елена Темерева: сколько до нее тщетно искали полухордовых, а она (с помощью наших водолазов) нашла их и теперь их все желающие собирают (в том числе для занятий). Увы, стыдно признаться, на наших практических занятиях по зоологии беспозвоночных уже многие годы никто, кроме меня и пары приглашенных научных сотрудников, не показывает живых морских животных. Лаборанты давно ничего живого не собирают, у преподавателей либо нет времени, либо нет желания. В заливе полно медуз аурелий, актиний, полихет и т.д., а студентам их показывают формалиновые и потрепанные от бесконечных демонстраций коллекции. Считается, что все живое морское будет в изобилии на летней практике, поэтому нет смысла ломать каблуки. Нет, определенно нужно москвичей перевозить сюда… А мы, естественно, наведем свои порядки в МГУ)))
N2

A, B, C, D и т.д.

Есть виды, с которыми совсем никак и даже хуже. Не за что зацепиться: чрезвычайная вариабельность совпадает с очень «бедной» морфологией. К числу таких «таксономических проблем» относится очень известный, очень полиморфный и очень широко распространенный вид - Hiatella arctica.



И нет у нее ни нормальных зубов, ни каких-то других «зацепок», которые могли бы стать основой для разделения этого явно сборного вида – зато есть ОГРОМНОЕ число синонимов, более 50 (см. здесь).

Но ныть зачем? Генетика готова
все тайны нам раскрыть
почти задаром.


Не знаю, как долго делалась статья «Molecular lineage diversity and inter-oceanic biogeographicalhistory in Hiatella (Mollusca, Bivalvia)», но, судя по тому, что двое авторов – финны, а один – питерец, то долго. Но спешка в этом деле могла лишь помешать. Авторы проанализировали 365 образцов из 59 мест – в итоге было выявлено не 2, и не 5 криптических видов, а целых 13! Вот как распределены 11 из них (А и В – в Южном полушарии):



Что делают авторы? Благоразумные авторы обозначают все эти вида буквами – Hiatella A, B, C и т.д. Кто из них настоящая Hiatella arctica – неясно. Конечно, каждому из криптических видов можно подобрать (и воскресить!) какой-то синоним, но какой? Авторы не нашли никаких морфологических различий между указанными видами. Да и поиски могут завести не туда: в 2010 г. группа ЗИНовцев (в основном экологов) опубликовала статью, в которой на основе разных параметров делается вывод, что в Белом море обитает два вида хиателл. А по ДНК – один! И что теперь с этим делать? НИ-ЧЕ-ГО! Пытаться выделять из старых раковин типовых образцов ДНК малопродуктивно (думаю, что многие из них просто утеряны) – хороших аналогичных результатов я просто не знаю. Выделять неотипы – можно, но также нужно выяснить, действительно ли нет морфологических различий или же они есть, но их трудно УВИДЕТЬ? Видят, как известно, морфологи/зоологии – генетики хорошим зрением не отличаются. Поэтому в списках будет фигурировать Hiatella arctica sensu lato или Hiatella sp. и много-много букв.
N2

Преподавательское: не очень радостное

Случайно вышел на лекции по теории эволюции Петра Шеенко, выпускника нашего факультета http://www.amgpgu.ru/Evolution/Title2.html Провинциальный педвуз - чего ждать? Но был приятно удивлен хорошими презентациями по системе эукариот (остальное не смотрел) – уровень выше того, что я даю нашим магистрантам. Первая реакция: «Это и это нужно включить в лекции!». Вторая: «И что потом с этим делать?». Во вторник принимал зачет у магистрантов (в прошлый раз я всех отправил учить лекции) – мрак. Что внутри хлоропластов – не знают, у грибов – «корни» и т.д. Я не говорю о таких запредельно сложных вопросах, как что такое S в 70S и 80S у рибосом (хотя говорил на лекции – точнее, повторяли то, что они должны уже знать) и какая группа простейших наиболее близка к Metazoa. Теория и практика – вещи разные. Можно читать нечто сложное, закрыть глаза на списывание, выслушать ответ, записанный на листочке, и быть удовлетворенным. А можно гонять студентов до изнеможения (самого себя!), тратя свое время впустую.
***
asafich недавно рассказал о своем первом опыте преподавания в университете ЮАР. А мне вспомнилось то, чего в ЮАР никогда не будет: вот такая лабораторная работа у студентов нашего вуза.



Иногда на северной стороне зимой температура падала до 4 градусов. Сейчас, конечно, обогреватели и пластиковые окна – ниже 15 не бывает. Интересно, есть вуз в РФ, где нет ни одной аудитории, в которой зимой не было бы холодно?
***
Наша самая молодая сотрудница кафедры заявила об уходе. Жалко до слез: девушка очень активная, ответственная, умная, великолепно владеет английским. Конечно, на нее навалили кучу всего – и она устала. Я ее очень хорошо понимаю, т.к. в свое время тоже был в таком положении и тоже ушел (точнее – остался совместителем на ¼ ставки – так намного спокойнее). Но кафедру жалко - ей нужны молодые фанатики, которые приходили на работу утром и уходили вечером. Молодые - т.е. хотя бы не пенсионеры.
***
Неуважение к мнению другого человека у нас неистребимо – даже если речь идет о тех, кто прочно обосновался на Западе. В лучшем случае – промолчат. А так… Показывают Иосифа Бродского, который рассуждает об этом самом неуважении и о том, что это трагедия русских людей. Но тут же другое интервью, где он цитирует слова одного писателя, что католические храмы холодны и ненамолены, и говорит, что «за такие слова нужно бить по морде…». А Набоков с его лекциями, на которых он клеймил почти всех современников словами вроде «литературное ничтожество» (что его бывшие американские студенты до сих пор вспоминают как культурный шок). Что говорить о других?
N2

Преподавательское: постмасленичное

Три дня назад православный люд и сочувствующие отмечали Масленицу. Около дома сожгли чучело, облив его керосином. Знакомая из Питера сожгла бумажную куклу у себя на балконе, облив ее спиртом. Я ничего не жег, за что Масленица мне отомстила. Придя на кафедру, я повесил свою любимую куртку фирмы Columbia на шкафу и пошел читать лекцию студентам третьего курса. Хотя я понимал, что ничему их не научу, все же сделал все так, как задумывал. Более того, по ходу лекции мне пришли любопытные аналогии. Например, взаимодействие центральной спикулы и раковины у радиолярий отряда насселлярии я сравнил с тем, как вложенному в нашу советскую жизнь билатеральному стержню партии не подчинялась исходно радиально-симметричная раковина творчества. Прозвенел звонок – перерыв. Моя коллега решила напоить меня чаем: поставила кастрюльку с водой на электрическую плитку – судьба уже вложила в цепь событий предопределенность, сломав неделю назад наш любимый чайник, отсюда столь убогий способ кипятить воду. Когда вода закипела, коллега потянулась за полотенцем, необходимым чтобы взять кастрюльку. Полотенце висело на том же крючке, что и вешалка с курткой. Мгновение – и куртка упал вместе с вешалкой – аккурат на плитку, которая по непонятным причинам стояла на полу около шкафа. Я не почувствовал ровным счетом ничего – даже когда рассматривал дыры, из которых торчал пух. В голове мелькнуло: вот и Масленица меня догнала… Коллега села штопать мою куртку, т.к. иначе мой путь из университета до дома можно было бы проследить по оставленным на остановках и в транспорте пушинкам. Вернулся на лекцию: фораминиферам достался угасший энтузиазм. После звонка подошел студент и начал убеждать меня в том, что он может отработать весь большой практикум. К его огорчению, я сказал «нет» - и дело даже не в том, что он по уважительной причине пропустил почти все занятия (и, следовательно, имел все основания уйти в академку, чего студент никак не хотел). Я «не простил» ему то, что он «вспомнил» о пропусках только сейчас, спустя два месяца после окончания большого практикума. Трудно быть жестоким богом, но иногда надо прятать доброту, чтобы ее не сперли.
А дальше у меня были магистранты. В прошлый раз они мне очень понравились, но в этот я потратил довольно много усилий, чтобы хоть как-то активировать их внимание – даже вспотел. Когда рассказывая об археях, то достал «козырь» и спросил: «А живут ли у нас археи?» - и тут же рассказал о Methanobrevibacter smithii , благодаря которым мы можем….. - студенты смотрели в гаджет и что-то тихо обсуждали. Тут я спокойно, но с громким металлом в голосе сказал, что я добр и тих только тогда, когда меня слушают или делают вид, что слушают. Студенты притихли, но я потерял к этой аудитории интерес. Коллега тем временем заштопала куртку, заверив, что оплатит покупку новой. Попили чая, посмеявшись как на недавнем собрании сотрудников проректор по фамилии Атаманюк (бывший военный) дважды сказал «я – русофоб», и только потом стало понятно, что он перепутал «фоб» с «филом». Домой доехал на такси – водитель рассказывал мне про Бухару и о том, как его знакомая прожгла дорогую шубу, нечаянно сев на печь. А я размышлял о том, что пришла весна и пора думать о чем-то новом - например, о новой зимней куртке.