Category: еда

N2

Глаза на дне морском…

На дне морском, во мраке глубин лежат крошечные глаза….. Статья 2017 г. европейских фораминиферологов так и называется: «Eyes of the Deep-sea Floor: The Integrative Taxonomy of the Foraminiferal Genus Vanhoeffenella». О фораминиферах рода Vanhoeffenella я упоминал в связи с обнаружением в них симбиотических нематом: https://olnud.livejournal.com/75081.html Ванхоффенеллы действительно похожи на глаза (хотя некоторые усматривают в них яичницу): ободок раковины состоит из песчинок, но остальная часть клетки закрыта прозрачной стенкой (окошком), выставляя на всеобщее обозрение содержимое клетки. Иван Вольтский, Эндрю Гудей и Ян Павловский проверили морфологический и молекулярно-филогенетический анализ ванхофффенелл из разных районов Мирового океана и установили, что число видов заметно больше, чем считалось ранее, причем морфологически они довольно хорошо различаются. Разные «глаза» - разные виды.



Авторы описали по крайней мере один новый вид - V. dilatata из прибрежных вод Антарктики, отличающийся от других видов очень широким ободком.



Это лишний раз говорит о том, насколько исходные представления о необычайной вариабельности отдельных видов фораминифер могут оказаться обманчивыми, и за этим скрываются комплексы видов.
N2

Макаронный монстр

Постом ниже меня назвали «макаронным монстром»: уважаемой мною коллеге померещилось, что я намекнул на то, что французский зоолог – русофоб. Очень тактично и вежливо - вероятно, так сейчас принято)) К Эмигу русофобство явно не относится: в 80-90х ему на определение присылали форонид, собранных в морях СССР, и он даже опубликовал статью в «Зоологическом журнале». Но вопрос в другом: действительно ли я «макаронным монстром», то есть верю ли я в то, что среди систематиков, зоологов или редакторов журналов есть русофобы? Верю, но никогда об этом среди коллег не распространяюсь. Среди специалистов в моей области таких нет (уточню – явных нет, о неявных я не могу знать). Публикуясь в зарубежных журналах, я с очевидной дискриминацией по национальному признаку не сталкивался, и самые неприятные случаи в моей «практике» публикаций были связаны не с зарубежными, а с русскоязычными журналами (а русскоязычный рецензент или редактор, понятно, не может быть русофобом :) ). Но есть среди моих коллег те, кто утверждает, что сталкивался с подобным. Это не те «неудачники», которые видят в каждом отрицательном отзыве или замечаниях на счет плохого английского непременную русофобию. Речь об успешных зоологах, которые публикуются больше, чем я, и намного больше ездят по миру. Они мне рассказывали о конкретных специалистах, редакторах, кураторах коллекций, которые были откровенными, хотя и не афиширующие, русофобами. Явление это редкое, речь идет об единичных случаях, но у меня нет оснований не верить этим коллегам. Одна история касалась куратора большой коллекции, который просто не отвечал на запросы, а при визите в музей, демонстративно не приходил на работу, взяв «отгулы». И его начальник в приватной беседе пожаловался, что куратор очень плохо относится к русским визитерам. Начальство делало ему замечания, но эффекта не было. Я тоже с ним «столкнулся», когда писал письмо по поводу возможности опубликовать серию тематических статей в журнале, где он тогда замещал главного редактора, но никакого ответа не получил. Было еще несколько историй, но детали я уже не помню. Так что если кто-то захочет меня назвать «макаронным монстром» второй раз – добро пожаловать! Что касается «всеобщего заговора» - в него я не верил и не верю. Поэтому «макаронный»….))
N2

Натюрморт в красных тонах



В прошлую пятницу отправился я на рынок за икрой. Увы, была только икра горбуши - хотел купить икру нерки (типа, зацените, чем живут жители Владивостока!))). Развалы креветки - не знал, что ее называют Ботаном. Но фотографию сделал ради четырехугольного волосатого краба (Erimacrus isenbeckii). На рынках он стал появляться относительно недавно и я, честно сказать, даже не знаю, каков он на вкус. После свежего камчатского краба омары, лангусты и прочие декаподы кажутся мне не столь вкусными, поэтому особого интереса нет. Вспомнил, как на немецком судне повара приготовили очень вкусный салат из камчатского краба, который немцы практически не ели. И красную икру они не особо жалуют. Странные люди!)
N2

Невыносимое...

Есть вещи в нашей жизни, на которые практически все закрывают глаза. А есть то, что просто выбрасывается в «мусорку» нашего сознания. Сегодня я с этим столкнулся. Шел с сумками – с рынка. На детской площадке сидела старуха в рваной одежде, с распухшими ногами, покрытыми трофическими язвами, с потерянным взглядом, в котором угадывались признаки деменции. Женщина обратилась ко мне с просьбой купить ей в столовой хлеб и рис (там торгуют нарезным хлебом и вареным рисом). «Не могу дойти второй день…». Стала доставать деньги – посыпались какие-то истлевшие бумажки, выпал даже доллар, но реальных денег нет. Она растерянно развела руками. Я пошел и купил ей хлеб, рис и пирожок. Женщина благодарила и потом жадно съела пирожок – по всему было видно, что она голодная. Все это время меня не покидало чувство, что лицо этой старухи мне знакомо. И тут я вспомнил: это медсестра детской больницы, которая приходила делать массаж еще моим племянникам в 80-90-х. Живет одна. В квартиру я не стал заходить – там ужас… Спросил соседей: они дружно ее ненавидят, одна тетка назвала «чучелом». Одна сердобольная женщина рассказала, что пыталась ее куда-нибудь пристроить, но ее никуда не берут. Какой-то «племянник» приходит и отбирает пенсию. В общем, полная безысходность. Но с пенсией и еще не потерянным сознанием. Следующий этап – такие же люди и без пенсии. «Мусорка», которую мы выносим подальше, чтобы не портила воздух нашей и так непростой жизни.
Ненавижу....
N2

Устрицы: народ не безмолвствует!

Я писал о том, что двое европейцев, сделав филогенетический анализ, переименовали самую известную из устриц Crassostrea gigas (именно ее едят европейцы в ресторанах) на Magallana gigas. Обычно народ тихо скрипит, но проглатывает очередное новшество - против молекулярщиков не попрешь! И не только молекулярщиков: я приводил пример с Хубером, когда один человек создал головную боль и для систематиков, и для "потребителей" (достаточно сказать, что хорошо известную макому балтийскую теперь нужно называть Limecola balthica). Но с устрицами все пошло не по сценарию тихого принятия или тихого отторжения. Группа "устричных" специалистов опубликовала открытое письмо “The proposed dropping of the genus Crassostrea for all pacific cupped oysters and its replacement by a new genus Magallana: a dissenting view”. В нем они обстоятельно описывают ситуацию и предлагают базам данных (прежде всего, WoRMS) не спешить менять привычное название Crassostrea gigas, поскольку пока для этого нет убедительных оснований. Род Magallana установлен без морфологического диагноза и на основе анализа всего одного генного маркера. Да и авторов этой инновации было только двое, и их имена не громкие (кстати, это лишний раз доказывает то, что для подобных нововведений все же нужен коллектив - "групповая порука мажет как копоть"). Я же вздохнул с облегчением, поскольку если кто-то из рецензентов попытается исправить Crassostrea gigas на Magallana gigas, есть на кого сослаться - и это КОЛЛЕКТИВ! Помню, как в советские годы многие ученые криво усмехались, видя статью с 8 и более авторами. Сейчас это признак "качества".
N2

Когда грибы "закрываются"

«Летом 1898 года на прогулке около станции Крюково, Московской губернии, моя жена впервые обратила мое внимание на гриб, который я сначала считал молодой стадией шляпочного гриба, только что приподнимающегося из-под земли. Однако разрезав его, я сейчас же мог убедиться в том, что передо мною зрелый гриб и притом незнакомый мне представитель гастромицетов». Так выдающийся российский миколог Фёдор Владимирович Бухгольц открыл так называемый «крюковский трюфель», назвав его Secotium krjukowense (подробнее здесь http://mycology-rus.livejournal.com/86238.html).



Но что на самом деле обнаружил Бухгольц? Ответ, который дают современные микологи, поражает: он, сам того не подозревая, описал новый вид сыроежек…
Несколько слов предыстории. Все мы знаем грибы-дождевики – они наиболее характерные представители группы, которую принято называть гастромицетами. Гестромицеты – своеобразные не-до-грибы, если под грибами подразумевать их классический вариант, т.е. со шляпкой и ножкой. Шляпочные или агариковые грибы – антипод гастромицетов: у них споры созревают на нижней поверхности шляпки или гименофоре, т.е. открыто, в то время как у гастромицетов споры созревают во внутреннем слое – глебе, т.е. закрыто. Еще в 19 веке микологи установили, что между типичными гастромицетами и типичными шляпочными грибами есть грибы с промежуточными признаками: внешне как бы дождевики, но на разрезе видна нераскрывшаяся шляпка и внутренняя (а иногда – внешняя) ножка – как у гриба, который нашел Бухгольц. Многие из таких грибов было принято относить к роду Secotium и их называли секотиевыми гастромицетами. В 20 веке микологи выдвинули немало гипотез о связи гастромицетов и шляпочных грибов, но при этом сикотиевые грибы были неизменным связующим звеном. Большинство ученых считало, что эволюция шла от гастромицетов к шляпочным грибам (т.е. гастромицеты «раскрылись»), но были и те, кто считал, что эволюция шла в обратном направлении (т.е. в сторону «закрытия»). Проблема заключалась в том, что не было единой эволюционной линии между гастромицетами и шляпочными грибами – их было несколько, со своими секотиевыми «промежуточными звеньями». Сам род Secotium связывал семейство Agaricaceae (шампиньоны и прочие). «Крюковский трюфель» отнесли к роду Macowanites, который связывал гастромицеты с семейством Russulaceae (сыроежки и грузди). Truncocolumella – род секотиевых, который связывал дождевики с болетовыми грибами:



Открытие сразу нескольких эволюционных линий привел к тому, что агариковые грибы многими микологами рассматривались как полифилетическая группа, и их разделили на несколько порядков. В самом конце прошлого века в эту дискуссию вмешались «молекулярщики», которые показали, что все намного сложнее. Есть гастромицеты, которые неродственны шляпочным грибам (например, веселка), но большинство – это и есть агариковые грибы, причем не всегда понятно, в какую сторону шла эволюция, т.к. все чрезвычайно перемешано. Truncocolumella – это болетовый гриб, родственник маслят (а их, маслята, сейчас выделяют в особой семейство Suillaceae). К болетовым относят и "губку Боба-квадратные штаны". Род Secotium сейчас в составе семейства Agaricaceae, причем некоторые виды перемещены в род Agaricus (шампиньоны). А Macowanites оказался не просто в семействе Russulaceae – по современным данным это и есть сыроежка. Да, поразительно, но «крюковский трюфель» - нераскрывшаяся сыроежка. Есть и нераскрывшиеся грузди – их раньше помещали в сикотиевый род Arcangeliella. Здесь мы сталкиваемся с феноменом почти «мгновенных» и многократных морфологических преобразований по типу педоморфоза (когда взрослая форма выглядит как молодая особь) в пределах рода, и неважно, что гриб внешне совсем не похож на сыроежку – это очень ювенильная сыроежка. Теория "промежуточных звеньев" рухнула. В 30-х годах прошлого века французский миколог Roger Heim выдвинул другую гипотезу, согласно которой гастромицето-подобные грибы произошли от шляпочных предков под влиянием сухого климата, когда лучше находиться наполовину в земле и не раскрываться. Эйма раскритиковали, но теперь оказалось, что он был, по-видимому, прав.
N2

Преподавательское: тайм-аут

Так получилось, что на этой неделе у меня нет занятий. И двоечники все сдали. Разгружаю мозги.
***
Несколько раз слышал, что трапеза в компании с биологами сильно шокирует студентов других специализаций:
- О, какая лапша! Как широкий лентец!
- У лягушки мясо на вид как у курицы – А на вкус? – Змея вкуснее…
- А я ел куколок бабочек в Китае! – А я – тараканов! – В Китае или у нас?
- Люда, поковыряй молоки – там есть нормальные? Хочу зрелого самца!
- Интересно, а у горбуши могут быть гельминты, опасные для человека? – Да, Немченко по ним курсовую пишет – анизакиды.
- Ем и не наедаюсь! – У тебя глистов нет?
- Ах, капалька! Незабываемый запах! После нее даже протухшая минтаевая икра кажется Шанелью № 5.
- (девушка ест трубача и вытаскивает длинную жесткую штуку) Что это? - А это, Иночка, копулятивный орган букцинид! Да-да, такой длинный и жесткий)
- (едят мидий) Девушки, а вы знаете, почему японцы не едят мидий? Потому что отварные с приоткрытыми створками они напоминают женские половые органы!
***
Во время летней полевой практики студент был обижен тем, что его подружка не уделила ему должного внимания - пошел в лес, съел "поганку" и "волчьи ягоды" - пришел, лег на кровать и начал помирать с упреком, что, мол, "это все из-за тебя". Студентка испугалась, побежала к преподавателям. Те взяли студента под ручки и потащили в лес - показывай, что ты съел (наш миколог уверяла, что поганок в лесу у биостанции нет, а волчья ягода в Приморье вообще не произрастает). Оказалось, что съел он груздь перечный и ольховые шишечки... Преподаватели заключили: "Одно слабит, другое - вяжет. Нет повода для беспокойства!".
N2

И устрицы тоже "плачут"

Нет среди морских двустворчатых моллюском более трудной для определения видов группы, чем устрицы: внешне очень похожие, с минимум признаков, очень полиморфные - добавьте к этому еще и наличие разнообразных гибридов. Самая известная среди них - тихоокеанская устрица, которую выращивают и едят во всем мире, в том числе в Европе, потеснив аборигенную Ostrea edulis. Латинское название устрица тихоокеанской, Crassostrea gigas, "въелось" в сознания не одного поколения биологов. Но систематики не дремали и вынашивали свой гнусный "молекулярно-филогенетический заговор"....
Итак, вышла статья "Molecular taxonomy in 2D: a novel ITS2 rRNA sequence-structure approach guides the description of the oysters’ subfamily Saccostreinae and the genus Magallana
(Bivalvia: Ostreidae)" - авторы итальянец и португалец. Проведен молекулярно-филогенетический анализ устриц, результаты которого можно увидеть в этом древе:



Выделено новое подсемейство Saccostreinae и новый род Magallana - и в этот самый новый род попала наша устрица, gigas... Теперь нам придется долго привыкать к новым реалиям, к Magallana gigas. Звучит красиво, но что значит чужая красота на фоне доброй семейной жизни на протяжении 70 лет?! А вот... - кому-то приходится менять свое имя и спустя 70 лет. Если бы устрица умела плакать, она бы заплакала. Но в итоге "плачут" и клеймят молекулярщиков реальные потребители - нет, не гурманы, а гидробиологи, экологи и т.д.
N2

Фрагментарное 48

Сегодня чудовищный ветер – сносит машины с дороги… Утром было еще и минус 12. Море у института «шугливое».



***
Первый раз в нашем журнале приняли к печати статью из Саудовской Аравии.
***
Все, наверное, знают, что часть наших журналов переводится на английский – ну, там всякие «МАИК» и т.д. Так вот: полгода назад пришло негласное ЦУ «сверху»: не переводить статьи крымчан для англоязычной версии журналов. И вот новое ЦУ: переводить обязательно!
***
Сегодня разговаривал с одним из генетиков по поводу того, насколько оправдано включать в генетические «матрицы» морфологические признаки и почему лично он этого не делает. Он мне ответил так: «Работники колбасной фабрики ходят обедать в столовую сосисочной фабрики. Знаете почему? Потому что они знают, из чего делается колбаса…».
***
Один известный спец по одной группе дал название новому виду X..us broodis – от английского «brooding». Я возмутился (но не до такой же степени!) – он исправил на что-то камчатское.
***
Ягода, чей вкус совершенно неизвестен жителям европейской части РФ. А дальневосточники ее едят, хотя и в сугубо медицинских целях. Маленький стаканчик на базаре стоит 100-150 р.

N2

Многоликость устриц

Как-то моя коллега оказалась на конференции, на которой был самый известный специалист по устрицам азиатского побережья. Редкая удача, т.к. именно в это время коллеге нужно было определить один вид устриц, у которого она изучала спермии. К слову, устриц она купила на каком-то азиатском рынке. Специалист посмотрел раковины, повертел их и сказал, что это может быть такой-то вид, а может быть и не он. Можно представить, насколько коллега была шокирована таким ответом. Но ничего удивительного нет: устрицы – одна из самых трудных в идентификации групп моллюсков, поскольку их раковина не только бедна на признаки, но и чрезвычайно вариабельна. Кроме того, в марикультуре используются полученные в искусственных условиях гибриды.



С чем может быть связана такая невероятная вариабельность? Я уже писал о Geerat Vermeij (слепом малакологе). Недавно вышла его статья «The oyster enigma variations: a hypothesis of microbial calcification» (Paleobiology 40(1):1-13. 2014) – в ней он рассуждает о так называемом «устричном синдроме» (oyster syndrome): наличии в раковине различных пор, полостей и каналов. Вермей выдвигает гипотезу, что эти образования имеют микробное происхождения, причем бактерии, живущие там, могут участвовать в образовании очень толстой раковины (у ископаемых устриц она может достигать 80 мм толщиной при длине 10-40 см). Такая супертолстая раковина – великолепная защита от сверлящих хищных моллюсков вроде натицид. Но микробные сообщества раковины уже не находятся под контролем моллюска и могут сильно изменять форму раковины самым неожиданным образом – это расплата за преимущества. Отсюда и проистекает столь значительная изменчивость устриц. Да, это всего лишь гипотеза, но весьма правдоподобная и тестируемая.