olnud (olnud) wrote,
olnud
olnud

Category:

Ради одной строчки

Когда б вы знали, из какого сора.
Растут СТАТЬИ, не ведая стыда….

Я стараюсь показать не только содержание научных работ, но и то, как они рождались и формировались. И здесь всё как с родами: детали легко-рожденных публикации забываешь, а те, которые дались тяжело, помнишь долго. Только вместо врачей вспоминаешь редакторов и рецензентов. Эта статья далась очень тяжело, были моменты, когда я и мои соавторы уже не верили в успех.
История началась более 10 лет наз. Я с коллегой, Тимуром Магарламовым, изучали провизорный эпителий личинки одной немертины. Обычно когда говорят «личинка немертин», то имеют в виду пилидий – шлемовидную долгоплавающую (месяц или даже более) личинку. Но большинство немертин имеет другой тип личинок – похожие на планулы и находящиеся в планктоне не дольше 7-10 дней. Эти личинки изучены хуже и лишь в 21 веке удалось доказать, что у них тоже есть провизорные эпителий, который в ходе метаморфоза личинки замещается на постоянный. Мы резали личинок на ультратонкие срезы и смотрели на электронном микроскопе, как у них происходит это замещение. С этим мы справились, но параллельно получили хорошие срезы апикального органа этих личинок. Этот орган есть на переднем конце многих плавающих личинок морских беспозвоночных, и он считается чисто личиночным органом чувств. Обычно он хорошо различим благодаря длинному султанчику ресничек, которые направлены вперед. Исходно мы хотели описать строение этого органа у личинок вооруженных немертин (так называется один из классов немертин) и сравнить его с таковым у пилидиев. Со временем у нас накопился приличный массив данных по этому органу на разных стадиях – и вот тут мы решили посмотреть, а как устроен передний конец у взрослого червя, у которого нет апикального органа, но есть особый фронтальный орган – специфический орган многих немертин.



До нас все негласно считали, что апикальный орган личинки немертин в ходе метаморфоза редуцируется, а фронтальный орган появляется на переднем конце как новая структура. Именно так происходит у немертин, имеющих пилидии: весь эпителий пилидия, включая апикальный орган, отмирает (точнее – он съедается молодым червем, выползшем из оболочки пилидия), а фронтальный орган – это нечто новое. Но мы вдруг обнаружили, что у плануло-подобных личинок вооруженных немертин все не так: отмирания апикального органы не происходит. И получилось, что апикальный орган постепенно превращается во фронтальный у взрослой немертины. И это крайне необычно, поскольку противоречит догме «Карфаген апикальный орган должен быть разрушен». В 2017 г. мы доложили эти данные на морфологическом конгрессе в Москве: как ожидалось, нам не поверили. К слову, в презентации тогда у нас были очень простенькие схемы, на которые я сейчас смотрю со снисходительной улыбкой:



Идея написать статью в хороший журнал не пропала, но нам были нужны хорошие конфокальные лазерные микроскопические картинки содержащих серотонин (то есть чувствительных) клеток апикального органа. У нас были неплохие фотографии раннего нейрогенеза личинок немертин, так как мы с Тимуром были первыми, опубликовавшими эти данные. Но для новой статьи нужны были снимки более поздних стадий и хорошего разрешения. Получить их сложно, так как антитела к серотонину проникают в ткани плохо, а лазер часто не может «пробить» желточные гранулы личинок. Мы пригласили Вячеслава Дячука – хорошего конфокальщика и нейробиолога, у которого была своя методика работы с материалом. Картинки получились отличными:



Итак, было всё: электронно-микроскопические и конфокальные фотографии, а главное – очень неожиданные выводы. Зимой мы послали рукопись в один из самых престижных зоологических журналов Frontiers of Zoology. Статью отклонили: замечания были не фатальными, но было видно, что один из рецензентов нам не поверил, а второй рекомендовал развить более радикальную гипотезу: апикальные органы разных личинок могут быть негомологичными. И, конечно, английский – не native. Учтя замечания и оплатив проверку английского в одной солидной конторе, мы направили статью повторно. На этот раз через два месяца пришли три рецензии. И вот тут мы растерялись: рекомендации одного из рецензентов встретили категорическое возражение у двух других. Внеся правки и отказавших от рекомендованной рецензентом гипотезы независимого возникновения апикальных органов, мы отправили рукопись повторно. Через два месяца опять пришли рецензии: один из рецензентов особых замечаний не имел, но другой разразился пространными рассуждениями, в которых предлагал переделать то, на чем настаивал первый рецензент. Более того: второй рецензент изложил выдвинутые им гипотезы (в рецензии!) происхождения фронтального органа и предложил нам рассмотреть каждую из них. Но на кого мы должны были при этом ссылаться? На рецензию? Немыслимо! Мы написали Редактору письмо, в котором объяснили невозможность принять замечания «странного» рецензента, кое-что изменили в рукописи и отослали опять. Редактор никак не отреагировал, а рукопись зависла еще на 3 с лишним месяца – при том, что обычно срок от получения рукописи до публикации в этом журнале составляет 3-4 месяца. У нас создалось ощущение, что Редактору наша статья не нравится (а он как раз занимался личинками морских беспозвоночных) и он берет нас «измором». Помог совет Елены Темеревой, которая не так давно была в сходной ситуации в этом же журнале: она порекомендовала писать и писать. Мы написали Главному редактору (к тому времени он сменился) - реакция была моментальной: Dr. Heinze тут же ответил, извинился и в тот же день нашу статью приняли к печати. Заплатив 2 с лишним тысячи евро за публикацию (Open Access стоит дорого), мы 2 января уже имели опубликованную статью. Итого наша статья прошла путь в долгих 10 месяцев вместо 3-4. Впрочем, могло быть и дольше.
В чем суть нашего открытия? Все сведено в эту схему, на которой показана трансформация апикального органа личинки от ранних до поздних стадий.



На рис. a, b показан апикальный орган личиночных стадий, на рис. c - апикальный орган плавающей ювенильной особи, у которой уже завершился метаморфоз, а на рис. d - фронтальный орган взрослой немертины. Видно, что и у ювенила, и у взрослой особи имеется апикальная пластинка, состоящая из серотонин-позитивных клеток, и связанные с нею фронтальные железы трех типов. Различия заключаются в том, что во фронтальном органе редуцируются нейроны, связанные с апикальной пластинкой. То есть фронтальный орган вооруженных немертин можно считать апикальным.
На рис. e показан апикальный орган пилидия – он устроен совершенно иначе: нет никаких желез, клетки пластинки не серотонин-позитивные. И он полностью разрушается в ходе метаморфоза. Такие значительные различия в строении апикальных органов представителей одного типа животных очень необычны, но рецензенты категорически запретили нам упоминать крамольную мысль о том, что такие разные органы могут быть негомологичными.
***
Когда я докладывал результаты статьи на лабораторном семинаре, то один сотрудник, скептически настроенный к рейтинговым журналам, спросил, а зачем нам нужно было платить за то, чтобы опубликовать то, что можно напечатать и бесплатно? Отвечаю: ради того, чтобы в учебники попала строчка «…и только у немертин апикальный орган может сохраняться у взрослых особей».
Tags: зоология, наука, черви
Subscribe

  • Едва заметная литораль

    Литораль Японского моря – самая нелюбимая литораль у отечественных литоральщиков. Самый знатный российский литоральщик, Олег Григорьевич Кусакин,…

  • Покорить "шведский Эверест"

    В Zoologica Scripta наконец вышла наша статья “A molecular phylogeny of Tetrastemma and its allies (Nemertea, Monostilifera)” – вот с таким деревом:…

  • Кто на свете всех длиннее?

    В этом году в экспедиции около берегов Приморья водолазы собрали самую длинную немертину, которую я ког-либо видел живьем. Собранная на глубине 5…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments