olnud (olnud) wrote,
olnud
olnud

Categories:

9 мая







Из всех близких родственников на войне был только мой дед по материнской линии, Михаил Яковлевич Черников. Остальные работали в тылу или были слишком малы для войны. Деда призвали в 1942 г. – сразу в Сталинград. К тому времени он был отцом троих детей и… очень буйным и ревнивым мужиком, который чудом никого не зарубил и не застрелил. С войны он вернулся другим человеком - вся его «дурь» куда-то исчезла, сохранив все силы для семьи и работы. Жители Приморья в своем большинстве не знали настоящей войны, в их сознании это было что-то прошедшее мимо – в худшем случае, забравшее кого-то из близких. Здесь нет полей сражений, отстроенных на руинах кварталов, деревьев с осколками бомб в коре, братских могил. Рассказы фронтовиков воспринимались не больше, чем эпизоды какого-то романа. Только сейчас я понимаю, что тогда, в конце 70-х, когда я был школьником, здесь, во Владивостоке, большинство людей не имели «реальной войны-в-прошлом» - как не имеет ее сейчас подавляющее большинство жителей РФ. Кассирше в кинотеатре «Океан» не хватило двух сбитых самолетов до звания Героя СССР – и я не понимал, что за этим всем стояло, пока не посмотрел фильм «В небе ночные ведьмы». Думаю, что и после просмотра тоже не понимал. Невыносимо жуткий вой одинокой бабы Гарпины, который доносился из ее избушки на краю поселка, задевал внутри неведомый страх потери, но опять же, чем было для нас, мальчишек, то, что у этой женщины с войны не вернулись трое сыновей и муж? Сейчас звуки этого горя складываются в реквием по миллионам, а тогда в цене были песни о героях и подвигах. Не помню, чтобы я пытался «вынуть» из деда фрагменты прошлого. И я не помню, чтобы дед хотел их вынуть за исключением тех случаев, когда был очень пьян. Мнимое военное прошлое стал воскрешать никогда не воевавший сосед, у которого странным образом оказались награды моего деда. Но, к счастью, дед этого не увидел – иначе бы в нем наверняка проснулся бы довоенный буян. Наше недалекое прошлое всегда молчаливо, а окружающие глухи к нему – начинает оно говорить только тогда, когда реальных свидетелей остается ничтожно мало.
Tags: дальневосточное, люди, прошлое
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Едва заметная литораль

    Литораль Японского моря – самая нелюбимая литораль у отечественных литоральщиков. Самый знатный российский литоральщик, Олег Григорьевич Кусакин,…

  • Покорить "шведский Эверест"

    В Zoologica Scripta наконец вышла наша статья “A molecular phylogeny of Tetrastemma and its allies (Nemertea, Monostilifera)” – вот с таким деревом:…

  • Преподавательское: расписание

    Мой приятель из Москвы прислал эту картинку, а я возьми и похвастайся: у нас расписание уже готово за 10 дней. Оказалось, что и у нас есть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments