May 18th, 2018

N2

Фрагментарное 94

В институте появился вот такой ящик:



Или я его раньше не замечал, или повесили недавно.
***
Наконец я узнал, сколько в нашем институте заместителей директора: 8. У кого больше?
***
Конечно, все обсуждают упразднение ФАНО и появления нового министерства. Уже появились прогнозы – сплошь скептические. Когда появилось ФАНО, то предсказывали полный развал науки и продажу зданий РАН с молотка. Сейчас прогнозы менее апокалипсические, поскольку в министерстве другие масштабы зла.
***
Непостижимо большие зарплаты, которые свалились на нас в марте и апреле, закончились.
***
Недавно мне прислали на рецензию статью: я прочитал абстракт и согласился. Когда же стал читать сам текст, то понял, что статья слабая, никак не соответствует уровню журнала (а у него IF около 3). А люди хорошие, обежать не хотелось – я написал в редакцию отказ. И получил письмо: редактор слезно просил написать хотя бы пару предложений, потому что больше не к кому обратиться. Написал.
В журнале, где я приглашенный редактор, одна из рукописей была прислана после переработки. Я отослал ее на повторное рецензирование – только один из трех рецензентов согласился и… замолчал. Прошло уже два месяца, я трижды ему напомнил – нет ответа. Замечания были очень критичные (на грани reject), сам я не могу оценить, насколько ответы авторов корректны. А больше специалистов нет!
Совершенно очевидно, что нынешняя система рецензирования постепенно движется в сторону кризиса. Конечно, речь о тех областях, где специалистов немного.
***
Совсем другая история со статьей коллектива авторов во главе с очень-очень известным специалистом из ЕЭС. Человек занимает большой пост, чрезвычайно влиятельный. А статья просто никакая. Один рецензент написал отрицательный отзыв, второй, хотя и был «своим человеком», все же с большим трудом написал о major revision. Ответ – истерика corresponding author: мол, в таком случае мы забираем статью. Кое-как уговорили не забирать. Зачем уговаривали? Чтобы не было смертельных обид, которые чреваты последствиями. Новый вариант опять послали рецензентам: один прочитал и отказался, второй («свой») раздраженно написал, что авторы игнорировали его замечания. Опять отослали на переработку. Опять истерика и новые уговоры. Прошло какое-то время - пришла новая версия. Я вижу, что ряд замечаний авторы не устранили – отослал назад. В ответ – опять истерика и на этот раз обвинения. И так далее. В итоге уже нет сил и желания бороться с этой напористой тёткой, которая через свои истерики ВСЕГДА добивается того, что хочет.