January 10th, 2016

N2

Немного дополненный анекдот

Приятель прислал притчу-анекдот, который я, в силу своего характера, тут же начал апгрейдить. В общем, довел число до 12 и изменил Иуду:

Увидев народ, Он взошел на гору; и, когда сел, приступили к Нему ученики Его. И Он, отверзши уста Свои, учил их, говоря: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное

И тогда Симон Пётр сказал: «Нам надо будет всё это выучить?»
И Андрей сказал: «А что, надо было записывать?»
И Филипп сказал: «Листочка ни у кого не найдётся?»
И Иоанн сказал: «А другим по столько не задают!»
И Варфоломей сказал: «А это что, домашнее задание?»
И Иаков Зеведеев сказал: «Следующий раз будет опрос?»
И Марк сказал: «На оценку?»
И Фома сказал: «Это есть в Google?»
И Иаков Алфеев сказал: «А что там было дальше, после нищих духом?»
И Иуда сказал: «Надо спросить у Пилата, насколько это соответствует учебной программе...»
И Матвей спустился с горы, говоря: «Мне надо в туалет».
И Симон Зилот сказал: «А скоро будем обедать?»

И тогда один первосвященник подошёл к Иисусу и сказал: «А какая тут проблематика? Какие цели и задачи ты поставил? Почему не разделил учеников на подгруппы и не вовлёк в учебный процесс? Почему ты выбрал фронтальную форму обучения? А правильно ли разделил по уровням знания, умения и владения, соответствуют ли они формируемым компетенциям, подобраны ли адекватные формы оценочных средств?» И тогда Иисус заплакал.


По поводу Гугла - почти что фраза из жизни. Один из студентов мне недавно заявил: "Как можно давать то, чего нельзя найти в Google?!".
N2

Семейственные ценности

Некоторое время назад в наши края приехала (слава богу, в командировку!) девушка-ботаник из Москвы – «молекулярщица». Девушка доводила наших местных ботаников до ментального ступора тем, что на их фразы «это вид из рода…» «это представитель из семейств…» парировала: «А что такое род? И что такое семейство?». И пока наши «дремучие» в этих вопросах сотрудники пытались найти подвох, преподносила сокрушающий всё таксономическое бытиё ответ: «Нет никаких родов и семейств!». Бессмысленно трепать тему о том, реальны ли надвидовые таксоны (род, семейство и т.д.), но есть смысл поговорить о том, что, несмотря на все усилия филокодчиков, масштабного отказа от таксономических категорий так и не произошло. Мы долго жили в страхе, что некий Иван Иванович вот-вот умрет, а он жив и лихо валит всех на татами. Крепче всего систематики держатся за тип и класс, с одной стороны, и за семейство и род, с другой. О типах и классах разговор отдельный, а вот роды и семейства – это то, чем мы пользуемся постоянно. Почему систематики так не хотят отказываться от семейств – даже те, которые считают их условностями? Можно сколь угодно долго обвинять зоологов-ботаников в ретроградстве и консерватизме, но я думаю, что причины здесь совсем не в этом, а в смысловом комфорте. Представим себе, что сегодня все журнала обяжут авторов избегать категорий и перейти на клады. Что происходит с семействами? Да совершенно ничего особенного: вместо «семейства Coccinellidae (божьи коровки)» мы будем писать «клада Coccinellidae (божьи коровки)». И окончание –dae будет для нас указателем того, что эта клада … ранга семейства. Т.е. цель не достигается заменой семейства на кладу. Помните знаменитый анекдот времен Первой Мировой (на самом деле универсальный для всех времен)? Полицейский арестовывает прохожего, который гром кричит «Дурак!» на том основания, что всем и так понятно, о ком идет речь. Вот если бы мы заменили «семейство Кеннеди» на «ветвь Кеннеди», то произошло бы некоторое смещение понимания «Кеннеди» с локального на более глобальное, и тогда нам пришлось бы пояснять, что эта ветвь Кеннеди включает в себя ветвь настоящих Кеннеди, в которой есть ветвь самых настоящих Кеннеди, в которой есть ТОТ самый Кеннеди. Зоологам такие нервно-изощренные пояснения не требуются: Coccinellidae включают Coccinellinae, в которых есть Coccinellini и, наконец, Coccinella. С одной стороны – никаких рангов, с другой – все понимают, что речь о семействе, подсемействе, трибе и роде. И никто не собирается отказываться от этой простой и ажурной конструкции в пользу громоздкого пояснения, какая клада в какую входит. Зачем придумывать новые названия, если есть прежние? А если есть прежние, с окончаниями –idea, -inae, -ini, то зачем отказываться от того, чтобы называть их семействами, подсемействами и трибами? И, ведь, очень приятно установить установить новое семейство (или хотя бы свести семейство, установленное конкурентом, в синонимы)! Сделать аналогичное с кладой – всё равно, что заявить «я нашел участок суши, на который не ступала нога человека» - крепко подумаешь, стоит ли туда наступить… Сравните: «я нашел остров, на который не ступала нога человека». Поэтому я почти убежден, что в обозримом будущем систематики едва ли откажутся от семейств. Эта убежденность пришла ко мне после чтения одной эпохальной статьи, которую зоологи совершенно не знают, поскольку речь о мхах.
Collapse )
Поэтому примите мой совет: не пугайте «дремучих» систематиков тем, что семейства и роды вот-вот сойдут с таксономического татами!