March 25th, 2015

N2

Зоологический Расёмон

Посмотрел фильм Куросавы «Расёмон» и стал размышлять на тему того, как лектор рождает в аудитории свою версию прошлого (филогении, происхождения), но других «свидетелей» студенты услышать не могут и живут в убеждении, что узнали правду. Ремане так здорово убеждал своих учеников в том, что билатерии произошли от кораллового полипа, который начал ползать ртом вниз, что эти самые ученикам требовалось прожить жизнь, чтобы избавиться от этого мифа. Акс, например, избавился после 50. Но зато все говорили: «Это школа Ремане!» - потому что в каждой строчке жили идеи Ремане. Понятно, что учитель заинтересован заронить зерно своих идей в своих учеников, которые пожнут свой урожай и внесут точно такие же зерна дальше. Но есть вещи куда более значимые, чем идеи – речь о способах мышления, подходах. Скажем, лектор «приглашает» в свои тексты разных «свидетелей», рассматривает разные версии, не противопоставляя их друг другу, а пытаясь понять, почему одни заинтересованы видеть все вот таким образом, а другие – противоположным. Рождаются уже не филогении групп, а филогении идей, их конвергенции, реверсии… А можно ли предложить студентам самим выбирать ту гипотезу, которая им нравится, но без того, что «одна гипотеза правильная, а остальные – нет»? Всё можно – проблема в том, что большинство рядовых «свидетелей» готово говорить только то, что прописано в показаниях более авторитетных «свидетелей» - добиться от них слов «правды» просто нереально. Вот почему с таким трудом у нас происходит переход на зарубежные учебники, в которых все иначе, незнакомо, многолико.