January 25th, 2013

N2

Преподавательское - кончилось матом...

Экзамен сдает девочка, 5 курс, бурятка, будущий паразитолог:
- Как называется возвращение признака в исходное состояние?
- …. (молчание); инверсия (через пару минут).
- Так, почти верно - нужно изменить приставку.
- Диверсия?
- Нет, другая - вспомните, как называется в буддизме новое перевоплощение после смерти?
- Да… что-то помню – у меня мама буддистка, но я этим совсем не интересуюсь...
В общем, реверсию она не вспомнила… Я же в конце всего выбежал в соседнюю комнату и «спустил пар» - выматерился.
N2

Japanese Professor Emeritus

Я уже писал, что в Японии все профессора уходят в отставку в 63 года – исключения крайне редки. Живут японцы долго, народ, в общем, не тот, чтобы «козла забивать» 30-40 оставшихся лет жизни. Пенсия у профессоров очень хорошая – многие продолжают научную работу, организуя у себя дома нечто вроде лаборатории. Один знакомый профессор даже выпускает подобие небольшой газеты о своей работе после пенсии, демонстрируя, что числу публикаций у него только растет. Любопытный документ – я таких не встречал… Автор - известный специалист по планариям. Обратите внимание, что в контактах нет электронной почты. Письма присылал неизменно на рисовой бумаге, напечатанные на печатной машинке.

Kawakatsu
N2

Священный Байкал versus священная Бива

Около 15 лет назад Лимнологический институт задумал написать и издать в Японии коллективную монографию по фауне и флоре озера Бива – самого большого и самого глубокого в Японии. В те времена японцы надеялись, что Ельцин отдаст Курилы, поэтому в отношениях наметилось потепление – как следствие, японцы стали допускать российских ученых для изучения священного для них озера Бива. В свою очередь, японцы плотно «паслись» на Байкале. Был получен грант «Comparative Characteristics and Evolution of Biodiversity of Unique Ecosystems of Three Extant Ancient Lakes: Baikal, Khubsugul and Biwa» Для этой монографии я написал крошечный раздел по своей группе, видел рукопись всей книги – авторы, в основном, русские (иностранцев только трое, из них 1 – японец). Вначале японцы проявили «интерес» и заверили, что всё издадут. Но потом начался форменный саботаж: предъявление непонятных требований, какие-то претензии и т.д. В итого рукопись книги навечно «застряла» и так и не была издана. Приватно было сказано, что японцы не допустят, чтобы подобные книги писали не-японцы. На том все и закончилось….