olnud (olnud) wrote,
olnud
olnud

Category:

Не жизнерадостное

Нередко от коллег можно услышать, что в период правления Ельцина было много лучше, чем при правлении Путина. Первое, что я спрашиваю в таких случаях: «А вы или ваши близкие родственники лежали в больнице в 90-х?» - почти всегда выясняется, что если кто и лежал, то недолго, да и отделения были «лёгкие». Другое дело врачи, которые работали в больницах в 90-х. Один мой знакомый, работавший в середине 90-х в психиатрической больнице г. Уссурийска, рассказывал, что видел, как шевелилась подушка из-за огромного числа вшей в ней. «Первое, от чего мы избавились – от недоедания: многие психические больные во время лечения антидепрессантами много едят, еды не хватало. Потом удалось преодолеть нехватку лекарств. Ситуация с гомосексуализмом в мужском отделении нормализовалась 5-6 лет назад. С вшами боремся до сих пор, но подушки давно не шевелятся…».

Мне «повезло»: дважды близкие мне люди лежал в «тяжелых» отделениях и уход за ними лежал на мне.
1987 г. – онкология. После того, как я посмотрел на этот знакомый лишь по книжкам мир (а я увлекался онкологией), то я 1) поменял представления о жизненных ценностях, 2) навсегда распрощался с идей стать онкологом. Спокойно общаться с 16-летней девушкой, у которой лимфосаркома еще на той стадии, когда человек полон сил и не понимает, зачем его держат в больнице, было выше моих возможностей. Народу было очень много – больница располагалась в центре города, в бывшем японском консульстве (здание с грифонами). Кормили неплохо, уход был «средний», но сидеть с больным после операции не приходилось - недостаток медперсонала компенсировался советским альтруизмом самих больных. Лекарства были все, в том числе и ТО, за которое потом врачей начали гонять – ЭТО кололи «без проблем». «Химия» была бесплатной для всех, проводили ее в стационаре (сейчас в большинстве случаев – амбулаторно, пациенты после «химии» плетутся домой). После операции выписывали быстро, но все же могли держать до месяца – все было по усмотрению врача, никаких «страховых норм» не было. Тех больных, которые ухаживали за другими, держали дольше. Палата была для «грудников» (рак молочной железы) – 18 женщин от 30 до 75. Сколько судеб «в прошлом», а вот в будущем…. – увы, единицы преодолели 5-летнюю выживаемость, сплошь поздние стадии. Тогда этих больных врач «вел» минимум 5 лет – каждый год вызывал письмом или звонком на обследование даже если жалоб не было. Нашей семье повезло. Врачи были просто блестящими (сужу по тому, что увидел позже и вижу сейчас) – в 90-х, почти все они ушли из онкологии: кто в пластическую хирургию, кто вообще из медицины. «Наш» врач-онколог ушла торговать цветами, а «наш» хирург – на стройку, где и умер в 50 лет от инфаркта. Тогда онкология еще не была доходным делом.
1992 – травматология. Городская клиническая больница, знакомая мне по 1985 году – своему расцвету, когда было «всё, все и для всех». В 90-х я ее запомнил совсем иной. Полтора месяца бесконечных дежурств у койки человека с очень тяжелыми травмами. Уход? Идешь по коридору, а больные бьют чем придется по кровати и стенам с призывами подать судно или позвать медсестру. Нашей палате «повезло», т.к. мы посменно дежурили каждый день. Еда? Кормили тем, что приносили, т.к. казенное было постным. До сих пор помню эти ощущения: отстоишь огромную очередь в кооперативном магазине за фаршем, потом приносишь эти «выстраданные» котлеты и с невероятным стыдом кормишь «своего», видя как другие прячут нос под одеялом. Лекарства? Из обезболивающих только демидрол (в реанимации в этом плане было лучше), на операцию знакомая медсестра принесла незаржавевший скальпель. В аптеках ничего не было, доставали нужное через знакомых врачей. Много огнестрелов. Основная смертность от внутренних кровотечений. Иногда ходил в нейрохирургию к знакомому – там царил мрак: уйма людей в коме с черепно-мозговыми травмами криминального характера. Смертность запредельная. А вот инсультников тогда клали в стационар избирательно – была «доктрина», что их лучше не транспортировать и лечить на дому (10 лет спустя все поменялось кардинально). Через 4 года в нейрохирургию с инсультом попал наш зав.кафедрой – жена и дети отказались за ним ухаживать, пришлось ходить сотрудникам. Ухода за больными тогда почти не было – в итоге «проморгали» пролежни, которые потом залечивали месяц. Лекарства тоже покупали сами, сами наняли врача-логопеда для восстановления речи и т.д. Но, увы, потом заведующий вернулся в «семью», где в скорости умер от повторного инсульта – в 56 лет…. Печально всё это … Полтора года назад умер дядя от инсульта: в больнице г. Артема было много дорогих лекарств, но лишь один врач на отделение, инсультников старались не принимать, т.к. ухаживать за ними было некому даже за деньги. Врач «Скорой» сжалилась и посоветовала никому не ехать с дядей в машине – иначе если в приемном отделении увидят родственника, то отправят больного с ним домой. Новые времена – новые «перспективы»….
Tags: бытиЁ, люди, прошлое
Subscribe

  • Страшное Я

    Помню, как в начале 90-х мне в руки попал очередной сборник Зоологического института «Эволюционная морфология животных». Я читал одну статью за…

  • Будда зимней рыбалки

    Автор фотографии - мой знакомый, но сделана она рядом с нашим институтом, на замерзшем Амурском заливе. Обычно рыбаки кучкуются, но есть и…

  • Преподавательское: зачетная неделя

    Зачетная неделя: студенты толпятся в коридорах, встречая вопросами вышедших из аудитории счастливчиков; преподаватели с неподкупным видом…

  • 11 comments
  • 11 comments

Comments for this post were locked by the author

  • Страшное Я

    Помню, как в начале 90-х мне в руки попал очередной сборник Зоологического института «Эволюционная морфология животных». Я читал одну статью за…

  • Будда зимней рыбалки

    Автор фотографии - мой знакомый, но сделана она рядом с нашим институтом, на замерзшем Амурском заливе. Обычно рыбаки кучкуются, но есть и…

  • Преподавательское: зачетная неделя

    Зачетная неделя: студенты толпятся в коридорах, встречая вопросами вышедших из аудитории счастливчиков; преподаватели с неподкупным видом…