olnud (olnud) wrote,
olnud
olnud

Category:

Реформа РАН: с окраин 6

Третью неделю в институте регулярные проверки явки на работу. Обходят рабочие места дважды в день. В случае отсутствия составляют акт и вручают прогульщику. Я особо не напрягаюсь – к докторам пока особо не придираются. Но все же нынешние проверки самые серьезные со времен Андропова. В ЖЖ пишут, что это «злобное ФАНО», однако вспоминается история в ИПЭЭ, когда руководство института прикрывалось ФАНО – тогда молодые сотрудники написали в ФАНО и им ответили, что это совершенно не в компетенции агентства. Возможно, в будущее ФАНО и развернется, но явно не сейчас. Обосновывать предстоящее сокращение нет даже смысла – все прописано во фразе, что зарплата научных сотрудников должна быть не меньше средней зарплаты по региону. В Приморье она не меньше, а в Москве – меньше в 3 раза. Вот и считайте – 2/3 ставок в московских НИИ «под нож». А сокращать придется руководству институтов – и вот тут нужно изобразить некоторую справедливость ИЛИ сослаться на директиву сверху о том, что ФАНО невзлюбило персонально Петрова и Сидорова.

Но вернусь к проверкам. Меня постоянно спрашивают, как я к ним отношусь. Субъективно – плохо, т.к. это касается персонально меня (а я бываю в институте дважды в неделю) и не отражает реальной работы сотрудников. Я категорически не могу писать статьи на работе… Вчера подсчитал, что за два часа сидения за компьютером меня тревожили 6 раз… И потом – три часа на дорогу тоже нужно иметь в виду. Но объективно я понимаю, что научный сотрудник должен ходить на работу, если не в экспедиции или творческом отпуске. Не я нужен работе, а работа нужна мне. В этом плане меня очень «пробило» то, как за посещением следят во многих странах Европы. В Бельгии, например, очень маленький отпуск по уходу за ребенком – 15 недель – дальше место за работником не держат. В научных «конторах» (при университетах и т.д.) мам не отпускают домой для кормления ребенка – есть специальные комнаты, где они сцеживают молоко и отправляют его с курьером - для ребенка, с которым сидит няня или кто-то другой. Вот представьте, что в наших НИИ вдруг ввели бы нечто подобное – пусть даже повысив зарплату до бельгийского уровня. Вряд ли это сочли гуманным и нормальным…

Что дальше? Видимо, сотрудники, которые подрабатывают где-то вне науки, станут размышлять, как им быть дальше. Моему коллеге разрешили работать с 15 до 21 и в выходные, но это экстрим. Возможно, этим подтолкнут кого-то перейти на полставки – опять же на ФАНО, а руководство НИИ, которое тем самым облегчит свою задачу к будущему сокращению. ФАНО начнет свою «резню», когда после сокращения встанет вопрос о слияниях институтов и освобождении «безлюдных» площадей. Но ФАНО придется столкнуться с тем, что НИИ не уволят пенсионеров и не освободят их кабинеты, а переведут часть «возрастных» сотрудников на 0.1 ставки – это совершенно логично, поскольку показатели институтов при таком подходе не упадут.
***
На фоне всех этих ужастиков проходит очередное сокращение в нашем университете – без каких-либо ФАНО. Нужно сократить 13% преподавателей – будут избавляться от почасовиков и совместителей, «нагружая» остальных дополнительными часами. При этом глава ДВО РАН (он же – руководитель школы естественных наук ДВФУ) произнес фразу : «…. один из руководителей ДВФУ с шестью научными публикациями за душой пытается учить президиум ДВО РАН методике научной работы». Мне рассказали, что Катюков якобы озвучил идею о необходимости передачи наших НИИ в более успешные «руки» ДВФУ. Искал эти слова в интернете – не нашел – но идея явно в духе второго витка реформ РАН.
Tags: дальневосточное, люди, наука, начальство, образование
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments