N2

Реформы РАН: вести с окраин. 16

Закончилась "эра Котюкова" - началась новая. Незадолго до отставки в институты и университеты попал приказ о новой оценки результативности НИИ и ВУЗов:
http://www.ibch.ru/downloads/press/3092/MN-8.6_SK.pdf
Читая, не пугайтесь: формулы ужасают, но на самом деле все просто. И эту "простоту" наши местные умельцы решили анонсировать в виде новой формулы стимулирующих выплат за публикационную активность конкретных сотрудников (как отражение того, чего Министерство будет требовать от институтов). Вот она:



Из нее следует, что если ОДИН автор с ОДНОЙ аффилиацией опубликует статью в журнале с квартилем 1, то получит за эту статью 19,7 - максимальное число баллов. Если автор один, но у него две аффилиации - делим на два; если два автора из разных НИИ - делим на 4. При этом неважно, где опубликована статья - в Nature, Science или PlosOne - импакт-фактор отныне не имеет значения. Но проблема в том, что в Nature и Science в одиночку статьи не публикуют - это делает коллектив из разных стран. И вот расчет: наш сотрудник за статью в Nature в прошлом году получит .... 0,08 балла. А сотрудник Х за публикацию двух статей в Известиях ТИНРО получит 1 балл - столько же, сколько за одну монографию. Какой подарок гуманитариям, которые до этого сетовали, что им тяжелее, чем естественникам, так как попасть в журнал с высоким импакт-фактором почти нереально! С Q1 тоже очень трудно, но можно компенсировать несколькими статьями в журналах из списка ВАК. Есть надежда, что новый министр отменит эту формулу, но нужно помнить, что он юрист, а, значит, вряд ли публикуется в журналах с Q1.
N2

Ради одной строчки

Когда б вы знали, из какого сора.
Растут СТАТЬИ, не ведая стыда….

Я стараюсь показать не только содержание научных работ, но и то, как они рождались и формировались. И здесь всё как с родами: детали легко-рожденных публикации забываешь, а те, которые дались тяжело, помнишь долго. Только вместо врачей вспоминаешь редакторов и рецензентов. Эта статья далась очень тяжело, были моменты, когда я и мои соавторы уже не верили в успех.
Collapse )
N2

Преподавательское: перед сессией

На следующей неделе начинается сессия: да, поздно - из-за ВЭФ, который проходил в сентябре и сдвинул занятия на две недели. В одну неделю мне поставил 4 экзамена. Особенно пугает экзамен по зоологии беспозвоночных. Конечно, часть получит «автоматы», но беда в том, что получат их хорошие студенты, а всех остальных придется слушать. Не знаю, как у кого, но в прошлом году у меня разболелась голова, через два часа я чувствовал себя опустошенным и глубоко разочарованным.
***
Принимал зачет у магистрантов: девушка ответила на тесты, но у меня осталось сомнение, что она делала это осмысленно. Я спросил ее, чем различаются про- и эукариоты. Молчание. «Что есть у вас и нет у бактерий?» - «Хлоропласты…».
***
У нас есть преподаватель, который совершенно не использует никаких наглядных пособий и презентаций. Вообще. Убаюкивающим голосом он рассказывает о фауне дальневосточных морей, полагая, что у студентов хорошее воображение.
N2

Феодариевый всадник

Рачки-амфиподы из рода Phronima выглядят как пришельцы – особенно когда находятся внутри выеденной ими сальпы, плавая в таком своеобразном подводном корабле в толще воды. Картинка, приведенная ниже, сделана с 3D модели, которую создали москвичи для Приморского океанариума.



Обычно фронимы ассоциированы с какими-то желетелыми планктонными организмами, а иначе им трудно удержаться в толще воды. Японские ученые https://link.springer.com/article/10.1007/s12526-019-01002-5 наблюдали, как один рачок «оседлал» нескольких феодарий, назвав его “Rhizarian rider” (феодарии, как и радиолярии, относятся к группе Rhizaria). Картинка очень симпатичная.

N2

Брачные танцы любят стройных

Конец октября: теплый солнечный день. Знакомый присылает фотографию слизней, сделанную на даче: «Это секс у них такой?».



Нет, это еще не копуляция – это брачный танец (courtship dance). В поведении человека нет такого понятия, хотя танго могло бы трактоваться именно таким образом. Ведь, брачный танец совсем не обязательно заканчивается браком. Среди моллюском наиболее сложное брачное поведение описано у гермафродитов, поскольку у них совсем неочевидно, кто будет выступать в роли самки, а кто в роли самца, и в какой последовательности. Необходима подготовительная фаза, и брачный танец одна из форм такой подготовки. Наиболее хорошо процесс, предшествующий копуляции, описан у наземных улиток, особенно у виноградной улитки, но особенность слизней в том, что у них редуцируется раковина и повышается мобильность – в итоге их «слизневая Кама сутра» пополняется бóльшими вариантами. Знакомый сфотографировал кавказского слизня (Deroceras caucasicum), занесенного в Приморье более 20 лет назад. С помощью специальных образований, стимуляторов, слизни «возбуждают» друг друга, после чего переходят к следующей фазе:



Напрашивается вопрос: а зачем их трое? Могу предположить, что чем больше, тем больше шансов, что копуляция между кем-то и кем-то пройдет успешно. А третий лишний может потом удалиться.



Фотографию я получил именно тогда, когда мы с коллегой писали статью о брачном танце морского заднежаберного моллюска Якоямайя – естественно, тоже гермафродита. Две особи кружились в своеобразном медленном танце, но копуляцией этот танец не закончился:



Для морских моллюсков такие танцы изучены намного хуже, чем у наземных. И вот, что примечательно: Yokoyamaia отличается от других видов семейства филинид тем, что имеет очень мобильное узкое тело. А это дает возможность к более разнообразным маневрам (у других видов все проходит намного проще). Танцы любят стройных…
N2

Мое хобби

И у зоологов бывает зоологические хобби. Когда у меня было свободное время, я шел на сканирующий электронный микроскоп и смотрел феодарий, собранных в глубоководных планктонных пробах. Радиоляриями занимается уйма народа, а феодариями – почти никто. Внешне они похожи, но скелет радиолярии создан для вечности, а у феодарии, как снежинки, оседают на дно морское и растворяются без следа. Вечность притягивает больше – хотя бы потому, что за нее хорошо платят (программы по глубоководному бурению, определения возраста морских осадков, климатические изменения в прошлом и т.д.). Но чем больше народа, тем больше интриг – в этом я смог убедиться, пообщавшись со специалистами по радиоляриям. Phaeodaeria – обочина протистологии, здесь нет шума и возни. Неслучайно последние 30 лет их активно изучают японцы. У нас в стране ими занималась Виталия Решетняк: защитила кандидатскую диссертацию, написала монографию и вскоре решила переключиться на более престижных акантарий, у которых скелет состоит из сернокислого стронция (а это тоже хорошая тема – накопление изотопов стронция). И попала в гущу интриг, из которых она «выпала», будучи уволенной, не защитив написанную докторскую диссертацию. Мало того, что уволили – все ее коллекции феодарий бесследно исчезли, и теперь в ЗИНе не осталось совершенно ничего из триумфального феодарно-радиолярного прошлого. Остались статьи и книги. И сами феодарии все также парят в пучине океана. Феодарии не сулят грантов, но гарантируют эстетический покой, притягивая своей космической красотой.



Феодарии – не моя научная тема, поэтому в свободных странах рассматривать их на казённом электронном микроскопе в рабочее время мне было бы затруднительно. А мы, крепостные ученые своих институтов, можем смотреть, что хотим – ради удовольствия. Но когда накапливается множество фотографий, то задаешься вопросом: может стоит оформить это удовольствие хотя бы в простенькую статью? Страшновато вторгаться в чужую вотчину, но когда она бесхозная – а почему бы и нет? Первая такая мысль пришла мне еще в 2012 г., когда в пробах из Японского моря я нашел феодарию, которую никак не удавалось определить – это был, несомненно, новый вид. Пока я сомневался, японцы описали этот вид как Aulographis japonica Nakamura, Tuji et Suzuki, 2013. Описали красиво, с «молекуляркой» и хорошей схемой строения:



И хорошо – я бы так не смог. Однако у меня был еще один новый вид: очень мелкий, отличающийся своими «рогами». Я опять раздумывал, и в этом году быстро оформил статью в Invertebrate Zoology. Рецензентом был сам Дмитрий (Demetrio) Болтовской – крупней специалист по современным радиоляриям, увлекающийся и феодария (он – потомок Д.Д. Мордухай-Болтовского, пытавшего математически разгадать тайну симметрии радиолярий). И вот эта статья вышла, с описанием Challengeron tochilinae. Новый вид я назвал в память о Светлане Викторовне Точилиной, специалиста по кайнозойским радиоляриям, с которой мы дружили вплоть до ее смерти. Она меня все звала заняться радиоляриями, а я пил присланное ее дочерью колумбийское кофе и улыбался улыбкой влюбленного в другую группу.

N2

Преподавательское: предновогоднее

Сколько я себя помню, столько в университете была некая персона, которую все дружно не любили. И, что примечательно, чаще это была женщина, а ненавидели ее больше всего тоже женщины. Не так давно такой ненавистной персоной была начальник отдела развития современных образовательных технологий: прославилась она чрезмерным рвением в проверке РПУДов. Не так давно ее не стало. Сейчас гнев преподавательских масс направлен на проректора по учебной работе, но боятся ее сильнее. Молодая женщина, журналист по образованию, приехала сюда с командой нынешнего ректора. Темой ее дипломной работы был дизайн образовательных программ. И, как дизайнер, она действует радикально. У вас в доме есть кладовка – убрать, это старомодно. Вот и закрыли набор на теоретическую физику. Диван? – излишняя роскошь. Вот и нет набора у географов и океанологов. И никто не знает, что дизайнеру не понравится в следующий раз. А главное – в чем генеральный замысел? Или гениальный…
***
Министерство науки и высшего образования спустило бумагу от 20.12.2019 за № МН-3072/АС с напоминанием о запрете на дарение и получение подарков в связи с выполнением служебных обязательств. Это все понятно. Новостью для нас был следующий пункт: «Получение подарков во внерабочее время от своих коллег или иных лиц, в отношении которых работник организации осуществлял должностные полномочия, также является нарушением…». А мы подарили ио завкафедрой подарки, а она нам.
***
Почему-то наши университетские сисадмины установили нам какую-то левую винду, в которой то и дело всплывает реклама. Сидим мы с коллегой за моим рабочим компьютером, я ей объясняю принцип морфологической уникальности: если нечто устроено очень необычно, уникально, то вероятность независимого появление такой структуры или органа в ходе эволюции очень небольшая. Только я проговорил это, как всплывает реклама увеличения ягодиц, где ТАКАЯ УНИКАЛЬНО БОЛЬШАЯ…, что Кардашьян рядом не стояла. Была бы она поскромнее, я бы смутился, но тут и я, и коллега начали безудержно смеяться – естественно, независимо)
N2

Фрагментарное 112

Я как-то писал, что в ФНЦ «Биоразнообразие» (бывший БПИ) были выборы директора: выбрали А.А. Гончарова, который до этого был ВРИО и которого не утвердило ФАНО. Выбрали второй раз, а недавно его еще выбрали в чл.-корры РАН. Казалось бы, Министерство должно такого утвердить. И … не утвердило, а ВРИО он уже не может быть. То есть если коллектив сделал неверный выбор, то без вариантов. Впрочем, говорят, что чуть ли не третью институтов РАН сейчас руководят ВРИО.
***
В ДВО стало больше академиков. Это у москвичей на одно место академика или чл.-корра 15-20 претендентов, причем один другого солиднее – в итоге даже Алёшина не избрали. У нас все иначе: конкурса нет, звание получает секретарь или директор с микроскопическим Хиршем. Академика получил бывший директор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. Но в этом институте есть реальный чл.-корр. (ныне директор) - Крадин Н. Н.: он получил свое звание не через ДВО (где ему его не дали бы), а на общих основаниях, через Москву, пройдя большой конкурс. Случай беспрецедентный, особенно если учесть, что свое звание Крадин получил раньше тогдашнего директора. Тогда в институте ходила поговорка: «Крадин у Ларина украл член-корра». Но теперь бывший директор академик, хотя и с почти нулевым Хиршем.
***
Я писал, что две мои работы с коллегой получили больше всего баллов на выдвижение достижений за 2019 г. Однако в Президиуме ДВО РАН это все не прошло: в Москву отправили достижения, которые больше соответствуют приоритетным направлениям исследований РАН. Само по себе это нормально, отобрали вполне достойные работы (хотя не все из них делались на базе наших институтов). Меня возмущает в этом всем другое: от всего ДВО в Москву отослали всего 9 достижений – такова разнарядка. Но когда я пару лет назад читал пухлый том этих самых достижений РАН, то там было очень много откровенно слабых работ, особенно у гуманитариев.
***
Давно я не был на защитах. Одну защиту пропустил, две перенесли (не собрали кворум). В минувшую среду защищался бывший студент нашей кафедры http://www.biosoil.ru/Center/Thes/56 Диссертация посвящена миграциям соловьев. Фактический руководитель диссертации не смог быть руководителем, так как не имел ученой степени.
Самое приятное в этой защите было то, что парень говорил очень спокойно и почти со всеми замечаниями соглашался, поэтому все прошло очень быстро. Не мог не отметить, что в Совете всегда есть члены (в возрасте за…), которые любят выступить в конце, причем выступления обычно «не о чем». В этот раз один из выступавших попытался раскрыть значимость работы: начал он с недавнего инцидента, когда самолет вынужден был совершить посадку из-за столкновения с чайкой. "С соловьями тоже такое может случаться".
N2

Фрагментарное 111

Чем живут редколлегии российского журнала, имеющего англоязычную международную версию пусть и с небольшим, но все же своим импакт-фактором? Собрались: рассмотрели 33 рукописи. Хотя редакция находится в нашем институте, статей от сотрудников института поступает все меньше и меньше. Раньше их было большинство – сейчас менее четверти. Статей из Крыма приходит больше, но их чаще отклоняют. «Не везет» и иностранцам: большинство присланных рукописей столь низкого качества, что о какой-либо лояльности не приходится говорить. В этот раз повезло румынам и вьетнамцам – их рукописи приняли. То, что прислали бразильцы, изумило даже видавших виды: авторы пришли к выводу, что кольчатые черви – обособленная ветвь Bilateria, близкая к вторичноротым и включающая в себя форонид и крыложаберных. Но с такими рукописями как раз просто: покачали головой и отклонили. Куда хуже, когда рецензии исходно не отрицательные, но авторы «доводят» рецензентов до категорического нежелания работать с их рукописями дальше. Судите сами: рецензент разбирает ошибки, указывает, что нужно исправить и пересмотреть, а автор все это просто игнорирует – без каких-либо ответов рецензенту. Раньше таким авторам писали письма, просили исправить рукопись, а сейчас терпения все меньше и меньше – отклоняют. Особая головная боль – англоязычная версия. Тексты на английском более короткие, чем на русском, а издательство выделяет на англоязычную версию больше объема, чем на русскоязычную. Раньше все было наоборот и часть статей не переводили. Сейчас вся надежда на иностранцев, чьи статьи печатаются только в англоязычной версии. Но, как я говорил выше, иностранцы не радуют. Приходится что-то придумывать.
***
Повесили около входа табличку с новым названием нашего института: в тексте нашли две ошибки…
***
В среду утвердят кандидатуры на выборы директора института. Планировалось три, но неожиданно вклинился четвертый, «чужак», причем молодой.
***
Руководство решило отдельно премировать сотрудников, печатающихся журналах с Q1 и Q2. Нет, не малиновыми штанами, но сумма премий пока неизвестна. Квартили наступают.
***
Нам в кабинет купили новую мебель. Старую вынесли, а новую не привезли. Весь кабинет заставлен скарбом из шкафов. Ждем.
N2

Хлюздя

Во дворе мальчишки играли в мини-хоккей – один закричал: «Ну, ты хлюздя!». Блииин! Все мое детство прошло с этим странным словом и его производными – хлюздик, хлюздить, хлюздопёр. Значение этого слова вертится вокруг «плут», «нытик», «ведущий себя не по-пацански». И хотя получить такой эпитет было постыдно, но все же это не было оскорблением, если исходило от товарищей по двору. Слово не применялось в отношении девочек, и девочки использовали его очень редко. Рубиконом его использования было взросление – тогда в ход шли более крепкие словечки. Однако мой старший брат, когда я пытался уклониться от некого заслуженного наказания, укорял меня: «Хватит хлюздить!». И только сейчас я задумался о происхождении «хлюзди». Оказалось, что этимология слова неясна. Некоторые проводят аналогию между «хлюздить» и «хлюстать», но значения этих слов разное. Более того – использование «хлюзд*» ограничено восточной частью России, а в западной части его не знают. Так ли это?