N2

Едва заметная литораль

Литораль Японского моря – самая нелюбимая литораль у отечественных литоральщиков. Самый знатный российский литоральщик, Олег Григорьевич Кусакин, морщился, когда слышал «литораль залива Петра Великого»: «Да какая здесь литораль?! Вот на Курилах….». Гидробиолог, видевший в Охотском море приливно-отливные колебания моря в 9 метров, может просто не заметить полуметровую амплитуду колебания в Японском море. Да что там метровую: когда летом дуют ветра с юга, нагоняя воду к берегу, даже крошечные отливы могут не наблюдаться неделями. Зато осенью можно увидеть вот такую картину:





В это время сизигийные отливы часто накладываются на дующий от берега северный ветер, обнажая по максимуму литораль, а то и верхнюю кромку сублиторали. Конечно, это не то, что на Белом море, но все же есть и литорины, и морские блюдечки (и, в отличие от Белого моря, их здесь много видов!). Для сравнения: на юге Приморья в Японском море на литорали обитает 75 видов раковинных брюхоногих моллюсков, а в Белом и Баренцевом морях с их роскошными литоралями – только 23.
Причина небольших отливов в том, что Японское море - полуизолированный водоем, соединяющийся с другими морями узкими и относительно мелководными проливами. Вода, притягиваемая луной, не может «покинуть» водоем так, как это происходит в Охотском море. Кстати, в еще более изолированном Черном море настоящей литорали вообще нет.
Из-за неправильности отливов и малую амплитуду приливно-отливных колебаний япономорскую литораль трудно разделить на классические верхний, средний и нижний горизонты. Л.Н. Перестенко вообще пришла к выводу, что на япономорской литорали можно выделить только два горизонта – верхний и нижний. Ее, конечно, не поддержали, но проблема «среднего горизонта» осталась.
N2

Покорить "шведский Эверест"

В Zoologica Scripta наконец вышла наша статья “A molecular phylogeny of Tetrastemma and its allies (Nemertea, Monostilifera)” – вот с таким деревом:


Чтобы понять объем отсеквенированного материала, скажу, что до этой статьи в GenBank были всего два вида Tetrastemma (можно перевести как "четырехглазки"), для которых были получены 4-5 генным маркеров. Мы отсеквенировали несколько десятков видов. Для нас неожиданным стало то, что подавляющее большинство видов этого рода попали в одну кладу, хотя никаких надежных и даже ненадежных синапоморфий для тетрастемм выделить нельзя, и можно было ожидать полифилию рода. Полифилия была (несколько видов не попали в кладу Tetrastemma), но очень скромная. Вторая неожиданность – виды сгруппировались в клады по тому, в каком океане они обитают. Например, в Тихом океане обитает вид, который до 1998 г. определяли как Tetrastemma coronatum (последний распространён у берегов Европы). В 1998 г. особи из Тихого океана были описаны мной как Tetrastemma pseudocoronatum. И вот теперь оказалось, что Tetrastemma coronatum и T. pseudocoronatum принадлежать к разным кладам, «привязанным» к Атлантике и Пацифике соответственно.
Однако не об этом я хотел рассказать. Zoologica Scripta имеет репутацию очень крутого международно-шведского зоологического журнала, в который просто так не сунешься. Опубликовать там статью по немертинам еще сложнее, так как главный редактор журнала - известный специалист по немертинам, которые ревностно следит за растущей публикационной активностью других авторов. Первую попытку направить туда статью я сделал в 2016 г. Тогда мы получили рецензии с замечаниями (а редактор еще потребовал вынести описание всех новых таксонов в Suppl. Matherials), но без reject, и внесли всё, что просили рецензенты и редактор. На втором туре один из рецензентов написал, что авторы все учли, но… статья не уровня Zoologica Scripta. Филогенетическое дерево на основе 5 генов, конфокальные картинки и… «не доросли еще». Мы опубликовали статью в другом журнале, но у меня остался «зуб» на ZS и я решил, что попробую покорить этот журнал в будущем. С новой рукописью всё прошло лучше, однако рецензии были не всегда приятными. На первом круге один рецензент заявил, что мы не должны делать каких-либо номенклатурных изменений (у нас были новые комбинации и новый род), поскольку это противоречит принципу стабильности зоологической номенклатуры. Полный абсурд, но мы все же отказались от нескольких новых комбинаций. Были и другие странные замечания, которые мы как-то смогли обойти.
При повторном рецензировании мы получили вот такое замечание:
Although the manuscript has been edited by a native speaker (one of the co-authors), I still would like to comment on the usage of tenses, especially throughout the results section: I have learned that, since results are “timeless”, their presentation is formulated in present tense, not, as has been done in the manuscript, in past tense.
Давняя проблема, в каком времени описывать результаты – в прошедшем («анализ показал…», «род оказался в кладе…» - «анализ показывает», «род оказывается в кладе…»). Мой американский коллега, который тщательно вычитывал текст, только развел руками: «I have always been ambivalent about whether results and discussion should be in past or present…». И все же он очень корректно перевел результаты в «настоящее». Статья вышла, я поставил флажок на взятый шведский Эверест и решил, что больше туда соваться не буду – слишком много сил уходит на восхождение.
N2

Преподавательское: расписание



Мой приятель из Москвы прислал эту картинку, а я возьми и похвастайся: у нас расписание уже готово за 10 дней. Оказалось, что и у нас есть сложности. Да, проект расписания подготовили, но учебный отдел начал его изменять по каким-то своим принципам – в итоге возник небольшой хаос. В личном кабинете указаны одни часы для занятий, но заведующие уверяют, что скоро это исправят. И все же за пять дней до начала занятий (а они начинаются 13го) некое расписание появилось, хотя оно местами неточное. У первого курса ввели так называемую адаптационную неделю: дни без занятий, чтобы они привыкли к университету. Но неожиданно учебный отдел решил, что пропадать лекциям нельзя и объявил субботу 18 сентября первым настоящим учебным днем, заполнив его онлайн лекциями. А 13 сентября объявили днем знаний без занятий, но выяснилось, что это не распространяется на 4 курс. Года три назад, когда в ДВФУ сократили отделы, ответственные за расписание (аналоги «деканатов»), был настоящий хаос, расписание утрясалось недели три после начала занятий. Так что есть изменения к лучшему!
N2

Преподавательское: предсеместровое

Занятия в ДВФУ начинаются с 13 сентября – спасибо ВЭФ! И отлично, поскольку погода стоит летняя, вода в заливе 22 градуса. Даже в некоторых школах занятия начались с 6 сентября.
***
Опять устраивался на работу в университет – совместителей держат на годичном контракте. Нынешний врио ректора обещал продлить контракт, но это не удалось сделать в связи с реформой структуры университета. Раньше мы были Школой естественных наук, а теперь - Институт Мировой океан. Вывеску поменяли, а содержание осталось прежним. Медосмотр в этот раз все проходят в другой поликлиники, и никто не был готов, что, кроме обычного анализов крови-кала-мочи, еще берут мазки на гонококки и бакпосев, а это несколько дней ожиданий. Некоторые, кто делает все в последний момент, из-за этого не успели сдать документы вовремя.
***
В этом году нам объявили, что 1 курс бакалавриата и 1 курс магистратуры будут слушать общие лекции только онлайн. И причины уже не в ковиде. Оказалось, что учебному отделу не хочется искать большие аудитории для таких лекций – проще отправить всех в онлайн. Наши преподаватели написали представление, в которых выступили против этого. В прошлом учебном году с первого курса отчислилось небывалое число студентов, которые хорошо учились в первом семестре, и причину этого видят именно в онлайн образовании. И это действительно так: студенты быстро понимают, что онлайн лекции можно пропускать если не фактически, то хотя бы мимо ушей. Онлайн тестирование показало, что студенты быстро кооперируются и решают задания коллективно. Нужно либо создавать много вариантов, либо давать задания не на выбор – и то, и другое требует больших затрат времени, а это не входит в часовую нагрузку.
***
В этом году у нас на кафедре умерло двое преподавателей и их фактически никем не заменяют – разбросали часы по другим преподавателям, а что совсем никак – пригласили почасовика. Мне «накинули» лишних 30 часов. С другой кафедры в этом году ушли двое молодых преподавателей – ушли в институт. И если бы все было по принципу «одни уходят, другие приходят» - какие вопросы! Но проблема в том, что никто не хочет идти преподавать – по крайней мере на биологию.
***
Зашел сегодня на кафедру – опечалился. Бесхозная она. Заведующий давно живет в Москве, бумажными делами занимается человек, который согласился этим заниматься, не будучи врио. А хозяина нет. 3 года назад я согласился бы на время возглавить кафедру, если бы мне предложили, то сейчас уже не готов. Знал я и более худшие времена на кафедре, но тогда я был моложе и верил в лучшее.
N2

Кто на свете всех длиннее?



В этом году в экспедиции около берегов Приморья водолазы собрали самую длинную немертину, которую я ког-либо видел живьем. Собранная на глубине 5 м особь относится к неизвестному виду рода Tubulanus, ее длина была не менее 2 метров, но назвать более точную цифру не берусь, так как измерение немертин – «дело тонкое», можно растянуть и на 3 метра. Именно немертинам принадлежит рекорд самых длинных животных на Земле, но это первенство из разряда неточных. В 1864 году на побережье Шотландии британский зоолог Макинтош нашел выброшенную штормом немертину Lineus longissimus, которая имела невероятную длину: Макинтош пишет, что смог измерить только 30 ярдов, в то время как задняя половина тела осталась скрученной в клубок и поэтому неизмеренной. Выходит, что длина червя была не менее 40-50 метров (в интернете встречаются цифры 55-60 м), но точная длина неизвестна, а рекорды требуют точности. Более того, неясно, насколько Макинтош растягивал этого червяка. Важно отметить, что ширина этой немертины 8-10 мм (а не 1 мм, как нередко рассказывают студентам), но растянуть можно так, что червь будет 3-5 мм шириной – соответственно, длина будет больше. Авторитет Уильяма Макинтоша непререкаем, он никак не мог что-то придумать или напутать. Но ни до, ни после 1864 г. никто не находил таких длинных линеусов. Были находки червей 7-12 метров длиной, и даже 17 м (58 футов) – последнюю находку сделал шведский архиепископ Олаф Мангус, о которой написал в 1555 г., и это первое упоминание о немертинах.



При такой длине тела возраст этих хищных червей должен быть весьма солидным. В японском океанариуме живет немертина Parborlasia corrugata длиной около 1 метра, возраст которой не менее 30 лет. Страшно подумать, сколько же было немертине, которую нашел Макинтош…
N2

Звездное море


В прошедшем рейсе в Японском море среди иглокожих наибольшим видовым разнообразием блистали морские звезда: соластеры, луидиастеры, кроссастеры и прочие …астеры. Красивые и не очень. Некоторые достигали внушительных размеров – настоящие монстры, «машины для убийства», учитывая то, что морские звезды очень и очень активные хищники. Участники экспедиции из Крыма были ими очень впечатлены, поскольку каким-бы теплым и ласковым не было Черное море, но морских звезд вы там не встретите.


Особенно часто попадались виды рода Pteraster из семейства Pterasteridae - дословно переводится как «крылатые звезды» из-за того, что амбулакральные иглы соединяются перепонкой, образуя подобие «крыла» (см. http://www.jaxshells.org/5765.htm). Эти звезды со вздутым подушковидным телом выделяют большое количество слизи, за что их называют «сопливыми звездами». На мелководье таких звезд не увидишь, да и любят они больше холодные воды, так что не наступишь и не поскользнёшься!)
N2

Приморье, июль, жара



Месяц был в экспедиции по Японскому моря (о которой я напишу позже), две недели назад вернулся. Главная тема: небывалая по продолжительности жара в Приморье. На моей памяти были и более жаркие дни во Владивостоке, но чтобы так долго было жарко – уже не помню. Повезло, что жара наступила тогда, когда мы вернулись из рейса – на корабле это был бы сущий ад. Прочитал у одного замечательного ботаника, как он попал в жаркий Питер, сравнивая его с Ханоем. Был в я Питере, когда там столбик термометра в июле поднялся до +34, и все равно влажность там ниже, чем во Владивостоке в июле, поэтому жара переносится легче. На биостанции в прошлую пятницу померили температуру воды: на глубине 2 метров она была 27 градусов, а на поверхности - 28. Народ так долго скучал по Таиланду, что Таиланд пришел во Владивосток. Как сказала моя коллега: «Я стараюсь стоять или лежать в воде, потому что когда плыву, то потею». Раки отшельники и морские звезды ушли на глубину. Остается только гадать, какие тропические рыбы заплывут в этом году в залив Петра Великого. Синоптики обещают в начале следующей неделе небольшое понижение температуры и дожди, но море так быстро не остывает. И чем теплее море, тем больше вероятность того, что тайфуны будут сворачивать в Японское море. Ждем гостей с юга.
***
В этом году в заливе наблюдается массовая гибель тупиков-носорогов https://www.newsvl.ru/society/2021/07/15/200992/ Одну мертвую особь я нашел на берегу около своего дома. Практически уверен, что это какая-то вирусная эпизоотия, но местная вирусология развита очень слабо, и неизвестно, установят ли возбудителя. Казалось бы, с приходом COVID в мониторинг вирусов диких птиц и зверей должны были выделять большие деньги…
N2

Как я стал палеонтологом

Вышла новая статья: «New species of latest Eocene/earliest Oligocene microgastropods (Heterobranchia: Orbitestellidae and Omalogyridae) from the Gries Ranch Formation, Lewis County, Washington State, USA». Это мой первый опыт в описании ископаемых видов моллюсков. Началась эта история в конце прошлого года, когда американский палеонтолог James Goedert написал мне письмо, в котором он предлагал совместную работу по описанию двух видов микрогастропод из позднего эоцена – раннего олигоцена. Как выяснилось, в США далеко не в каждом университете есть возможность поработать на сканирующем электронном микроскопе (для крошечных раковин это обязательная процедура). Лет …надцать назад я описал три новых вида микрогастропод, поэтому ко мне и обратились. Вопреки ожиданиям, материал пришел довольно быстро. Меня больше интересовала совсем крошечная гастропода из рода Ammonicera диаметром чуть больше 0.5 мм. Сначала я не мог найти отличий от другого (описанного в 1990-х) вида, найденного в той же формации в отложениях раннего эоцена. Джим написал, что вряд ли один и тот же вид мог жить 15-20 млн. лет. Я присмотрелся и нашел отличия, но походя выяснил, что там не один, а два новых вида Ammonicera. Описания составлял медленно, так как приходилось не только вспоминать давний опыт, но и смотреть новую терминологию. За последние 15 лет было описано много новых Ammonicera, которые различаются, прежде всего, строением протоконха (личиночной раковины, сохраняющейся у взрослой особи). Помог Эмилио Ролан – крупнейший спец по аммоницерам и прочим микрогастроподам одновременно врач-педиатр: он прислал хорошую подборку литературы, которую нереально было достать даже в библиотеке ЗИНа. Эмилио очень любит публиковаться в малоизвестных и труднодоступных журналах, издаваемых разного рода любителями раковин. Хотя было и так ясно, что виды у нас новые, все же требовалось провести сравнение. Особенно увлекло изучение раковин на электронном микроскопе: интересно «бродить» по их поверхности так, словно это маленькая планета. Надо сказать, что раковины оказались очень хорошей сохранности, хотя от «грязи» избавиться не удалось. Вот так выглядит один из новых видов:



Джим написал: "Was this your first time working with fossils? Now you are a paleontologist too…."
N2

They

Нашел в правилах для авторов в немецком Zoologischer Anzeiger:
"We advise to seek gender neutrality by using plural nouns ("clinicians, patients/clients") as default/wherever possible to avoid using "he, she," or "he/she."
Не сильно удивился, но подумал: если бы аналогичное правило вдруг ввели бы в наш "Зоологический журнал", то как бы авторы выкручивались? Это у них муха и слон - it, а у нас - она и он!